Другая дочь, стр. 52

Теперь детектив Джакс полностью переключил на нее внимание.

– Хоть убейте, не понимаю, что это меняет? А этот Ларри Диггер обещал представить доказательства вашего происхождения?

– Да. Мы выслушали его версию, но он не успел ничего показать.

– И он утверждал, что ваши родители, не смотря ни на что, все-таки вас удочерили? У них невероятно милосердные сердца, что ли? Сомневаюсь, что типы с Бикон-стрит способны махнуть рукой на проверку родословной, – ухмыльнулся Джакс. – Мисс Стоукс, я умею танцевать, как все обычные парни, но если попытаюсь изобразить танго, все со смеху помрут. Если хотите помочь – говорите яснее. А уж я решу, что с этим делать. Добро пожаловать в школу «Правосудие по Джаксу». Понятно?

– Разумеется, – невозмутимо произнес Дэвид, – это ваше расследование. Послушайте, детектив, если выхотите помочь, то первым делом вычислите, кто его нанял. Пусть стрелок мертв, но поскольку заказ не выполнен до конца, имеется реальный шанс, что будет заключен второй контракт на жизнь Мелани. Если удастся что-то выяснить…

– Дам вам знать. Обещаю вплотную заняться этим делом, – обратился Джакс к Мелани, – и приложу все силы, чтобы побыстрее добраться до мистера Заказчика, но работа потребует времени. Пройдет несколько дней до получения первого доклада из лаборатории, и это при условии, что химики что-то накопают. С телами, извлеченными из воды, все усложняется. Сразу могу сказать – пули из мягкого свинца, так что бороздок на них нет, то есть придется определять тип необычного оружия. Еще одна отсрочка. Серьезно, мэм, пройдут недели, прежде чем мы получим первые результаты, а учитывая, что вы в реальной опасности…

– Он прав, – согласился Дэвид, неожиданно обретя союзника. – Отвезу тебя обратно в отель, Мелани. Купим тебе одежду, придумаем хорошую отговорку для родителей. Черт, скажешь им, что отправилась на поиски самой себя. Что в какой-то мере правда. И так, несомненно, будет гораздо безопаснее…

– Нет.

– Да.

– Нет! Я себя знаю, Дэвид. Мне двадцать девять, последние двадцать лет прожила в особняке Стоуксов, и именно там мое место.

– Черта с два. Они собираются тебя убить…

– Откуда тебе знать! Доказательств никаких, просто куча притянутых за уши теорий. Не собираюсь из-за каких-то выдумок уходить из дома. Пропади все пропадом, идея запереть меня в номере отеля в любом случае не пройдет. Предлагаю считать ловлю на живца в нашем особняке самым эффективным средством продвижения расследования.

– Не намерен рисковать тобой из-за дурацких выкрутасов…

– Это не твой выбор, Дэвид. Мой! Я принимаю решение, и я решила вернуться домой!

Мелани отвернулась и шагнула к машине, но Риггс схватил ее за руку.

– Не вставай на линию огня.

– Они не причинят мне вреда, – упорствовала она. – Никогда.

– Ты превращаешься в слепую упрямую идиотку, едва речь заходит о родителях. Настолько упиваешься наивными романтическими фантазиями о том, какая замечательная у тебя семья, что готова позволить себя убить!

– Ну, спасибо, Дэвид. Я такого же мнения о твоих умственных способностях.

Она выдернула руку и понеслась к машине.

– Похоже, дамочка рассвирепела, – присвистнул Джакс.

– Она не понимает.

– Женщина стояла над вонючим трупом. Полагаю, это доходчивый аргумент.

– Нет, – отмахнулся Дэвид. – Вы ее совсем не знаете, детектив. Когда-то ее бросили, что искажает все ее решения. Семья для нее идеал. Семья должна в ней нуждаться. Семья – это заветная фантазия, осуществленная мечта. А кто-то из домашних намерен ее убить.

– И если бы подобное коснулось вашей семьи, Риггс? – пожал плечами Джакс. – Если бы мы обсуждали вашего отца на роль убийцы? Кто бы тогда упивался наивными романтическими фантазиями?

– Заткнись, – мрачно буркнул Риггс и последовал за Мелани к машине.

Они въехали в центр города в напряженной тишине, Дэвид сердито постукивал пальцами по рулю, Мелани угрюмо глазела в окно.

– Ты просто упрямая дурочка, – наконец процедил он.

– Я просто верю в своих близких, – натянуто улыбнулась она.

Через полмили он взорвался:

– Черт возьми, невозможно игнорировать тот факт, что кто-то хочет твоей смерти!

– Ничего я не игнорирую.

– Но бегом бежишь в пресловутое логово льва!

– Нет. Нет! Я возвращаюсь домой, имею право. Хочу поцеловать маму, хочу обнять отца. Хочу выследить брата для серьезного откровенного разговора, а потом загоню в угол крестного и основательно с ним побеседую.

– С чего ты взяла, что они, как по волшебству, все тебе выложат? – презрительно фыркнул Дэвид. – Эти люди вот уже двадцать пять лет держат в тайне случившееся с Меган. А сейчас кто-то зашел настолько далеко, что нанял киллера, чтобы тебя убить. Так что очень сомневаюсь, что они вдруг возьмут и признаются. Даже своей любимой дочери.

– Тебя послушать, так они воплощенное зло, – выпалила Мелани.

– Достаточно близко. Черт возьми, Мелани, – вдруг ударил по рулю Дэвид. – Ждешь от меня утешений?

– Возможно.

– Я агент. Это не по моей части.

– Тогда ждите отчета, мистер Риггс.

Он зарычал, но она не смягчилась. До сего момента Мелани не осознавала, насколько Дэвид для нее важен. Склонила голову. Пристально на него посмотрела. Пришла к выводу, что нуждается в нем сильнее, чем думала. Что жизненно важно удостовериться – Дэвид искренне за нее переживает, и его неподдельная тревога не очередная иллюзия последних дней.

– Я действительно волнуюсь, черт возьми! – торопливо заговорил Риггс. – Ты очень нравишься мне, Мелани, больше, чем следует, и я не хочу, чтобы тебе причинили боль.

– Верю.

– Я тебе сочувствую, ясно? Это твоя семья, и хотя меня наверняка никогда не удостоят звания лучшего сына года, моя семья тоже очень важна для меня. Если бы речь шла о моем отце или брате в подобном контексте, сомневаюсь, что справился бы лучше тебя.

– Я обязана доверять им, Дэвид. Они слишком сильно меня любили.

– Разумеется, они любили тебя, Мел. Ты так похожа на Меган, как они и мечтать не могли.

Мелани отпрянула. Ежу понятно, Риггс старался ее шокировать, и это сработало. Глаза защипало. Того гляди брызнут слезы. Не существует в мире другого человека, который так долго мечтал, чтобы его любили просто самого по себе. Со стороны Дэвида крайне обидно заявить, что как бы она ни старалась, всегда будет всего лишь заменой настоящей дочери.

Мелани отвернулась и снова уставилась в окно.

Риггс свернул с автострады 93, лихо промчался по богатому району и вылетел на Бикон-стрит. В трех кварталах от дома Стоуксов затормозил. Мелани постаралась собраться с духом, но когда он наконец остановил машину, поняла, что не готова.

– Будь осторожна, – тихо попросил Дэвид.

Сердитый взгляд пропал. Он был искренне обеспокоен и нежно прикоснулся к ее плечу.

– Спасибо, – погладила она его пальцы.

– Мне не нужна твоя благодарность, – покачал он головой, убрав руку. – Я слишком далеко зашел, чтобы делать вид, будто это профессиональная вежливость.

– Да уж, это – часть твоего личного обаяния.

– Нет у меня никакого обаяния. Потрепанный жизнью чудик с артритом. По большей части похож на дикобраза. Так что давай не будем.

– Что бы ты ни говорил, я точно знаю – под неприветливостью бьется доброе сердце.

– Женские фантазии, – проворчал он.

– Суровая правда.

Риггс явно собирался возразить, потом вздохнул и переплел ее пальцы со своими.

– Мелани, думаю, ты понимаешь, что я не могу – по многим причинам – запросто зайти к тебе домой.

– Понимаю.

– Тебе придется действовать по своему разумению.

– Прекрасно понимаю. Прекрати меня запугивать, черт побери.

– Ладно, ладно. Вот номер моего пейджера, – нацарапал Дэвид цифры на листе бумаги. – Если тебе станет страшно, я приеду. Если приснится кошмар, я приеду. Если всплывут плохие воспоминания, я приеду. Просто набери номер, ладно? Я тут же приеду, Мелани. Не сомневайся.