Другая дочь, стр. 36

…Таким образом, прежде всего невозможно запросто подделать карту или поставить ошибочный диагноз. Больницы созданы именно для того, чтобы подобных ситуаций не случалось. При условии, что нашим подозреваемым удастся найти кого-то, кто хотя бы жалуется на подходящие симптомы. Вероятно, первым делом у поступившего в отделение скорой помощи с болью в груди следует исключить инфаркт. Сердечный приступ, Ченни. Инфаркт миокарда равен сердечному приступу.

…Далее, следуя протоколу, большинство врачей немедленно отправят пациента на ЭКГ и рентген грудной клетки, а также заберут шесть-семь пробирок крови для проверки сердечных ферментов, а выявление некоторые из этих ферментов может занять от двенадцати до тридцати шесть часов. Так что даже если рентген и ЭКГ хорошие, больница, как правило, держит пациента под наблюдением в течение суток, особенно если имеются наследственные сердечные заболевания, риск ожирения, высокого кровяного давления и так далее. Центральная городская обладает прекрасной катетеризационной лабораторией, поэтому документы из отделения и пациента направляют туда для проверки состояния коронарных артерий.

…Там больному в бедренную артерию вводят катетер с красящим веществом. Вкалывают сильное снотворное перед процедурой, затем отправляют пациента в отделение интенсивной терапии для восстановления и наблюдения. К тому же больного держат под наркозом, чтобы он не проснулся среди ночи и не вытащил катетер. Вот и первая возможность для неблаговидных дел.

…Ночью в реанимации медицинский персонал, как правило, немногочисленный и сосредоточен на самых критических случаях. Преступник спокойно нацеливается на выздоравливающих под наркозом, которые уж точно ничего не заметят. Кто-то может легко проскользнуть в палату, впрыснуть препарат или подменить ЭКГ и без проблем смыться.

…Поспрашивай там, Ченни. Видели ли доктора Шеффилда часто болтающимся в реанимации? Вот и ниточка.

…Нет, мне тоже непонятно, как медицинские махинации связаны с Меган Стоукс. Похоже, наш жучок знает больше нас. Данные из лаборатории пришли?

…Два вида крови? Правда? Господи, – вздохнул Дэвид. – Этот случай становится все более и более странным. Другие результаты?

…Да, знаю, что слишком рано, но я оптимист. Ладно, пусть сделают тест ДНК. Полагаю, один образец, скорее всего, принадлежит Меган Стоукс. По второму не имею ни малейшего понятия. Дело Меган Стоукс поступило из хьюстонского отделения?

…В смысле «файла нет в наличии»? Дело закрыто двадцать пять лет назад и должно находиться в архиве.

…Досье не может быть «кому-то выдано». Ради Бога, Бюро не библиотека.

…Дерьмо, кто-то дергает наши ниточки. Ладно, что насчет полиции Хьюстона? Передали документы по факсу? Угу. Дай краткое изложение.

…Страхование жизни. На двоих детей. По миллиону за каждого. Дерьмо. Что за родители страхуют своего ребенка на миллион долларов? С другой стороны, это объясняет особняк на Бикон-стрит.

…Никаких доказательств по убийству Меган так и не нашли? Да, этого я ожидал. Хорошо, позвоню, когда доберусь до отеля, вышлешь мне досье по факсу. Не беспокойся о Лейморе. Я ведущий агент, поэтому приму удар на себя. Завтра утром он наверняка вцепится в мою задницу, но такова наша жизнь. Готов следить за Шеффилдом сегодня ночью в реанимации?

…Понимаю, что ты устал, Ченни. Как и я. К сожалению, совершивший все это, видимо, спешит наверстать упущенное время. Ларри Диггер объявился в субботу, алтарь установили в воскресенье, наемный убийца появился в понедельник. Бог его знает, что происходит прямо сейчас, пока мы разговариваем. Так что придется работать на пределе.

…Сегодня ночью Мелани Стоукс под моей защитой.

…Знаю, что взвалил на себя забот выше головы. Наслаждайся изучением мусорного контейнера Шеффилда. Пока-пока.

Мелани ринулась к дивану. Дверь в спальню резко распахнулась, Дэвид шагнул в комнату, хмурый и сосредоточенный.

– Лаборатории не хватило времени для глубокого анализа, – без предисловий заявил он, – но известно, что на ткани обнаружено два вида крови. Придется провести дополнительные тесты.

Мелани кивнула. Дэвид больше ничего не добавил. Молча стоял посреди комнаты, уперев руки в бока, с мыслями за миллион миль отсюда. Он тоже устал, поняла Мелани. Появились свежие морщинки возле рта и в уголках глаз. Лицо напряженное, из-за чего агент выглядел особенно жестким и суровым.

Риггс пересек комнату, чтобы проверить автоответчик. Огонек сигнализировал о новых сообщениях, Дэвид нажал на клавишу воспроизведения. Затем зашагал в спальню за сумкой, пока перематывается лента. Только вернулся в гостиную, как зазвучало первое сообщение.

– Привет, Дэвид, это отец. Давно тебя не слышал. Наверное, Бюро по уши загружает тебя работой? Вот читаю о новых методах повышения точности. Может, привезешь свою беретту? Хотелось бы кое-что опробовать. – Бобби Риггс замолчал, потом сглотнул. – Ну, ладно. Просто надеялся застать тебя дома. Ничего страшного. Позвони при возможности. Я купил билеты на «Ред Сокс» и… ох, черт возьми. Если будет время, Дэвид. Пожалуйста, позвони когда-нибудь.

Мелани посмотрела на Риггса. Тот не проявил никаких эмоций. Следующее послание:

– Риггс, проверь свою чертову голосовую почту. Мне доложили, что ты влип в перестрелку. Начальник полиции Бостона сообщил об убийстве. Что, черт возьми, случилось с моими глазами и ушами, Риггс? А что случилось с правилами? Когда один из моих агентов палит из пушки, я ожидаю услышать о происшествии не от бостонского управления полиции. Раз ты по-прежнему игнорируешь голосовую почту, приказываю явиться на доклад завтра в семь утра! И захвати с собой чертов отчет!

Сообщение оборвалась.

– Это был мой босс, – легко улыбнулся Дэвид. – Угадай, получу ли я когда-нибудь персональный кабинет.

Раздался невыразительный официальный голос:

– Это старший специальный агент Пирс Куинси из Квантико. Извините, что звоню домой, агент Риггс, но сегодня из хьюстонского отделения мне сообщили, что вы запросили дело Меган Стоукс. Хотелось бы знать причину. Со мной можно связаться по…

Аппарат отбарабанил числа. Мелани пристально смотрела на Дэвида, застывшего на месте.

– Дерьмо, – выпалил он через минуту и забарабанил по кнопкам телефона. – Какого дьявола?

– Он сказал, что ты запросил дело.

– Ну и что? Однако сначала Хьюстон сообщает, что файл отсутствует, теперь мне звонят домой из Квантико, отследив мой запрос менее чем за двадцать четыре часа. С чего это вдруг все так затрепыхались по поводу закрытого дела? И, прежде всего, почему Куинси?

Мелани удивленно вздернула брови.

– Не желаешь перевести с профессионального на нормальный для человека, жизни которого угрожает опасность?

Дэвид покачал головой, все еще выглядя растерянным. Если честно, даже нервничающим. В конце концов пошел на кухню, схватил пакет с замороженной морковью и приложил к пояснице.

– Никогда не слышала это имя? Осенью прошлого года Куинси привлекали к делу Джима Беккета.

– Серийного убийцы, который сбежал из Уолпола?

Разумеется, Мелани читала об этом случае. Вероятно, в Новой Англии не существовало человека, который не запирал бы все двери и окна, когда бывший офицер полиции и убийца десяти женщин вырвался из тюрьмы. За недолгое время свободы Беккету удалось выкосить широкую кровавую полосу. Мелани не помнила, сколько людей он убил. Очень много.

– Куинси составил его первоначальный профиль, – сообщил Дэвид. – Работал в качестве консультанта ФБР, когда собрали команду на это дело, и сыграл важную роль в построении стратегии. Беккет убил агентессу ФБР, если помнишь. Тогда возникло много вопросов о ее роли в этом расследовании, но Куинси заявил, что она погибла при исполнении служебных обязанностей. А раз Куинси утверждает, что женщина погибла при исполнении, уж поверь, чиновники внесли ее в список погибших на службе. После помощи в поимке Беккета Куинси стал официальным экспертом по насильственным преступлениям, а заодно и священной коровой, как часто случается в Бюро. В общем, можно сказать, что мне позвонил сам Господь Бог.