Другая дочь, стр. 31

Диггер ухмыльнулся, Мелани приготовилась к удару.

– Эй, мисс Холмс, слушайте сюда, человек, посетивший акушерку – Джейми О'Доннелл. Теперь, если все это не имеет с вами ничего общего, попробуйте объяснить, почему ваш крестный позаботился о первенце Дряни? Почему появился на крыльце некоей старушки-акушерки и угрожал лишить ее жизни, если та не сумеет сохранить свой секрет? Что скажете?

У Мелани все оборвалось внутри. У нее не было ответа.

– Вы… связывались с Джейми? Спрашивали об этом?

– С Джейми О'Доннеллом? Черт, только этого мне не хватало для полного счастья. Ради Бога, этот мужик торгует оружием. Он знаком с разными очень опасными людьми. Ни за какие коврижки я к нему и близко не подойду.

– Что?

– Леди, – изумленно моргнул на ее шокированный тон репортер, – вы вообще знаете что-нибудь о своей семье?

Мелани ошеломленно молчала. Ее крестный отец импортировал всякие сувениры. Деревянные шкатулки из Таиланда, статуэтки. Много путешествовал. Вот и все.

– Что насчет Ангела? – вклинился Дэвид. – Ее ты нашел?

– Нет, – мотнул головой Диггер. – Как я уже сказал, женщина использовала псевдоним, и акушерка знала только вымышленное имя. Она дала описание, но слишком расплывчатое, чтобы помочь. Рассел Ли не оставил после себя никаких личных документов, и даже его адвокат помалкивает на эту тему. Привилегия отношений клиент-адвокат – унести в могилу все это дерьмо.

Диггер снова обратился к Мелани.

– Вы ведь прожили по крайней мере несколько лет с биологической матерью. Ладно, я в курсе, что вы потеряли память, но мама есть мама. Она сидит где-то у вас в голове. Немного гипноза, регрессионной терапии, да чего угодно, чтобы воссоединить мамочку и ребенка. Ну, как вам история? Что скажете, мисс Холмс? Хотите найти свою настоящую мать? Хотите услышать свое настоящее имя? Это будет забавно.

Раздался стук в дверь.

– Я заказал завтрак, – пояснил Диггер. – Никогда не вставайте между мужчиной и его яичницей.

Дэвид шагнул к Мелани. Ларри открыл дверь. Что-то треснуло, два коротких звука, словно разорвало пакет с картофельными чипсами. Диггер рухнул на пол, кровь запузырилась из груди.

Мелани вдруг обнаружила, что смотрит на темноволосого мужчину в плохо сидящей гостиничной униформе с очень большим пистолетом в руке.

И этот пистолет направлен прямо на нее.

– Ложись! – взревел Дэвид, прыгнул к Мелани и протолкнулся с нею за кровать.

Еще два щелка. Пули свистели прямо над их головами.

Дэвид расстегнул свою шикарную спортивную куртку и выхватил пушку.

– ФБР! – заорал Риггс. – Бросай оружие!

Глава 12

Неожиданно загрохотал пистолет Дэвида. Последовало три выстрела, одна пуля просвистела возле самого уха Мелани. Она съежилась, пушка Дэвида взревела еще раз.

– На счет три, – приказал Риггс.

– Что? – сквозь звон в голове переспросила Мелани.

– На счет три бегите.

Бах. Бах.

– Один. Два. Три! – Дэвид вскочил, стреляя. – Быстро, быстро, быстро!

Мелани отползла на пару футов, прежде чем ощутила собственные ноги. Однако пальба с одной стороны и Риггс с другой подтолкнули, и она выскочила из-за кровати.

Убийца бежал по коридору, прихватив заметки Диггера и оставляя за собой кровавый след.

Мелани бросилась в противоположном направлении, Дэвид – по пятам за ней.

– Всем лечь! В здании стрелок! Нажмите сигнал тревоги! Нажмите сигнал тревоги!

Люди падали, как подкошенные. Две женщины закричали. Мелани пронеслась по фойе и выскочила в слепящий солнечный свет на Копли-стрит.

Пролетела полквартала, когда сильная рука обхватила ее за талию и заставила остановиться. Мелани завопила, кто-то закрыл ей рот ладонью и толкнул в ближайшую дверь. Девушка лихорадочно нащупывала газовый баллончик.

– Это я, черт возьми, это я. Успокойся!

Дэвид побледнел, волосы слиплись от пота. Никаких ран не видно, но он тяжело дышал и выглядел так, словно испытывал сильную боль. Должно быть, резкие телодвижения и беготня не на пользу его спине. Если у него действительно артрит. Если его действительно зовут Дэвид Риггс.

Она попыталась отпрянуть. Он обхватил еще крепче.

– Кто ты, черт возьми? Какого дьявола вытворяешь? – возмутилась Мелани, энергично стараясь вывернуться.

– Убираю тебя с линии огня, – выпалил Дэвид. – Думаешь, у такого парня дрогнет рука выстрелить женщине в спину?

Она почти высвободилась. Он снова усилил захват.

– Понятия не имею, что думать о «таком парне». В меня в жизни не стреляли!

– А в меня стреляли и не раз, так что заткнись и дай мне подумать.

На улицах нарастал шум. Люди кричали. Машины настойчиво сигналили, затем замолкали. Стрелок, вероятно, убежал из задней двери отеля. Еще через минуту Дэвид ослабил хватку и выглянул на улицу.

– Дерьмо, – злобно процедил он, повернувшись к Мелани. – Неужели не догадываешься, кто это был?

– Нет, – выплюнула она, воспользовалась ослаблением оков и дернулась прочь. – Черт возьми, да отпусти же меня!

– Господь Всемогущий.

Риггс почти разжал руки, но прикрыл ей губы пальцами. Опрометчивый ход. Мелани тут же укусила твердую ладонь. На этот раз он отпустил совсем, сверкнув глазами.

Ниже по улице наконец завыли сирены, и две полицейские машины промчались мимо.

– Тот парень, что читал газету в холле, – зарычал Дэвид. – Он нас заметил и проследил до номера Диггера, а потом, вместо того, чтобы вернуться на наблюдательный пункт, устроил стрельбу. Какого дьявола?

– Ты действительно из ФБР?

– Да.

– Ты меня обманул!

– Считай, что ты отмщена – ублюдок палил без перерыва и отнюдь не понарошку. Самое время ответить на дополнительные вопросы, начиная с полного списка всех, кто ждет не дождется твоей смерти!

* * *

Позже он снова привел ее в номер Диггера, теперь кишащий полицейскими. Представился специальным агентом Дэвидом Риггсом из бостонского офиса ФБР и моментально погрузился в разбор полетов, словно официанты сплошь и рядом оказываются секретными агентами.

Мелани смотрела на труп Диггера, не в силах отвести взгляд. Большая дыра в груди, повсюду кровь. Воняло свежей ржавчиной, перебиваемой запахом кала и мочи. Дэвид объяснил, что смерть вызывает расслабление мышц, в результате чего происходит самопроизвольное опорожнение. Мелани этого не знала.

Прибыл бостонский детектив из отдела убийств. В щеголеватом двубортном костюме, черные, как смоль, волосы зачесаны назад, лицо свежевыбрито, представился детективом Джаксом. Вылитый персонаж криминального сериала. Неторопливо смерил Мелани взглядом с головы до ног, предложил присесть и стакан воды, затем взялся за дело.

– Девять миллиметров, – объявил он, перочинным ножом выковыряв пулю из гипсокартонной стены и бросив в пластиковый пакет.

– Беретта, – кивнул Дэвид. – Звук ее выстрела ни с чем не спутаешь.

– Его? – Джакс указал на пол, где темно-красные капли вели в коридор.

– Попал нападавшему в руку. Чем слегка притормозил, но не намного. Жесткий сукин сын. Ненавижу эту черту в убийцах.

Джакс усмехнулся, закончил собирать пули и перешел к открытому рюкзаку Диггера.

– Две пары нижнего белья, обе грязные. Две белые рубашки, на самом деле совсем не белые. Три непочатые бутылки «Джек Дэниэлс». Мужик с запросами, как я погляжу.

– Выглядел нормально, пока мы разговаривали. Токсикология подтвердит. Преступник успел прихватить заметки Диггера, прежде чем слинял, – кивнул Дэвид на пустую тумбочку. – Нелегко стрелять и одновременно маневрировать, так что можно предположить – это было частью задания. Два трупа и все материалы журналиста.

– Два? – встряла Мелани. – Почему два? Ведь убили только Ларри Диггера.

– Портье сообщила, – назидательно ответил Дэвид, – что стрелок ошивался здесь весь вчерашний день. Она решила, что он приятель одного из гостей. Затем он появился сегодня утром с газетой. Так что парень болтался здесь уже второй день, когда мы пришли. Увидел, что мы направились в номер Диггера, затем, по словам служащей, встал, позвонил по сотовому и скрылся в подвале, где и обзавелся униформой.