Другая дочь, стр. 20

– Только не Брайан. Не стану притворяться, что у них с отцом легкие отношения, но если бы Брайан захотел отомстить папе, то не стал бы использовать Меган… эта боль еще слишком сильна. Вы же видели – когда он вошел в мою комнату, то разволновался сильнее меня. Ради Бога, он всего лишь узнал двадцатипятилетней давности игрушку своей маленькой сестры. Сестренки, в трагедии которой – я точно знаю – корит себя до сих пор.

– Впечатлительный парень.

– Дэвид, его младшую сестру похитили и убили. Тогда ему было девять; достаточно большой, чтобы понимать, что происходит, но недостаточно взрослый, чтобы что-то предпринять. Смерть Меган стала самой трагической главой в истории этой семьи, ясно? Если бы все они продолжали жить дальше как ни в чем не бывало, вот тогда это было бы странно.

Дэвид не стал комментировать. Лично он считал, что все Стоуксы более чем странные.

– А ваша мама? Похоже, ей не понравилось изгнание Харпером сына. Она снова принялась пить…

– Да, но эта проблема началась, когда похитили девочку! Убийство Меган ударило маму больнее всех, Дэвид. Она все еще пытается наладить совместную жизнь. Иногда ночью я нахожу ее внизу, она касается портрета, словно хочет погладить щеку своей дочери. Неделями в ее глазах можно увидеть бессмысленные попытки угадать, что она должна была сделать по-другому или могла ли стать лучшей матерью. Глядя на нас с Брайаном, она буквально впадает в панику. Не вините мою мать, Дэвид. Она уже за все заплатила.

– Похоже, вся семья вечно приглядывает за ней, за взрослой женщиной.

– Мы любим ее! Мы беспокоимся о ней!

– А своего отца?

– Это совсем другое дело. Отец способен сам о себе позаботиться. А вот мама…

– Не в себе, – категорически продолжил Дэвид. – Депрессия, алкоголизм. Боязнь нападения. Патриция Стоукс, возможно, прекрасная мать, очень любящая, но никогда не выиграет конкурс на самого уравновешенного человека года.

– Моя мама – добрая женщина, Дэвид. И безумно нас любит. Она просто… сильно скучает по Меган.

Риггс изогнул бровь и внимательно всмотрелся в Мелани. Чтобы та осознала, что только что сказала о своей матери.

– А отец? Как он себя ощущает в такой обстановке? – пошел дальше по списку Дэвид.

– О, папа – это папа, – впервые расслабилась Мелани. – Мужчина из мужчин, смеется, когда подступают слезы, и никогда добровольно не пойдет к врачу, даже если обломки кости порвали кожу. Воспринимает свою роль кормильца очень серьезно, постоянно беспокоится о нашем благосостоянии… эдакий человеческий плодородный слой. Вы, наверное, понимаете его лучше меня.

– И как сюда вписывается лишение наследства собственного сына?

– Папа не слишком охотно признает свои ошибки, – поморщилась Мелани и, повысив голос, добавила: – Отец – мастер-ремонтник, Дэвид. «Ремонтирует» тела, «ремонтирует» проблемы. К сожалению, трудно исправить такие эмоции, как горе, раскаяние и чувство вины. Знаю, он не слишком сумел помочь жене, и объявление Брайана застало его врасплох. В мире моего отца первенец не сообщает, что он гей. Папе просто нужно время, чтобы смириться. Он действительно хороший отец.

– Гордится собой и своими доходами.

– Он прекрасно справляется.

– В том числе и с обеспечением семьи.

– В смысле? – нахмурилась Мелани.

– Сколько стоит подобный особняк на Бикон-стрит? – демонстративно пожал плечами Дэвид. – Миллион? Два? А еще мебель, автомобили, загородный летний дом. Предметы искусства, антиквариат, дизайнерские занавески. Шикарный образ жизни, даже для преуспевающего хирурга.

Мелани насторожилась, глаза заледенели.

– Сомневаюсь, что финансы моей семьи имеют отношение…

– Большинство преступлений совершаются из-за любви или денег. И Ларри Диггер отметил, что в Техасе ваши родители явно жили не по средствам.

– Диггер просто завидует, – твердо отмахнулась Мелани. – Вот и все.

Дэвид ждал, намеренно не нарушая молчания. Но девушка не шелохнулась. Кто мог предвидеть, что Стоуксы станут настоящей семьей? Хотя Риггс считал, что им чертовски повезло обрести в Мелани такую преданную дочь.

Или это результат гнусной любезности Рассела Ли Холмса?

Дерьмо. Дэвид внезапно похолодел.

– Что насчет Уильяма Шеффилда? – вернулся он к членам семьи и друзьям. – Как вы познакомились?

– Он работает с моим отцом. Папа пригласил его на ужин, – сухо процедила Мелани. – Ах, да, заговор.

– Вчера мы с ним перекинулись парой слов, – прокомментировал Дэвид. – У него техасский говор. Что-то многовато техасцев в этом доме.

– Верно. Вот почему они с папой подружились. Двое земляков в бостонской больнице. Если вы когда-нибудь переедете в Техас, наверное, подружитесь с первым встреченным бостонцем.

– Вполне вероятно, однако неужели этого достаточно, чтобы тут же сосватать земляку собственную дочь?

– Это древняя история, – процедила Мелани.

– Означают ли ваши слова, что именно Уильям разорвал помолвку?

– Расставание, – стальным тоном отчеканила Мелани, – произошло по взаимному согласию.

– Неужели?

– Я застала его в постели с другой женщиной, Дэвид. Думается, основание более чем достаточное.

Дэвид был сражен наповал. Слизняк Уильям Шеффилд изменил Мелани Стоукс? Боже, придурок еще глупее, чем выглядит.

– Страдаете? – спросил он более заинтересованно, чем хотелось.

– Нет. Финал был неизбежен. Мы вообще не должны были обручаться.

– Тогда почему же это сделали?

– Он тоже сирота, – пожала плечами Мелани. – Мне показалось, что это нас объединяет. А может, просто потому, что он должным образом предложил руку и сердце… трудно отказать человеку, который страстно уверяет, что мечтает провести с тобой остаток жизни. Мы оба достаточно быстро поняли свою ошибку, особенно когда он начал доказывать, что я не настоящая сирота.

– Что?

– Меня ведь удочерили, – сухо пояснила Мелани. – Взяли в семью, причем богатую. Через некоторое время стало ясно, что это обстоятельство заживо съедает Уильяма. Из нас двоих, по его убеждению, он был больше обижен судьбой, поэтому весь мир и особенно я ему многое задолжали. В общем, выяснилось, что я не склонна отдавать долги кому бы то ни было.

Дэвид с трудом сдержал улыбку. Да, теперь он ясно представлял себе ее ответ на требования и вопли Уильяма Шеффилда. Тупой недоумок. Риггс прокашлялся и снова вернулся к делу.

– А прошлой ночью Уильям не показался вам странным? Бледным? Озабоченным?

– Он много работает.

– В последнее время напряженнее, чем обычно?

– Вряд ли, – поразмыслив, ответила Мелани. – Как правило, он помогает отцу, а у того работы не больше чем всегда. Однако Уильям действительно выглядел обеспокоенным.

– Тогда, вероятно, следует его проверить.

– Он не имеет ничего общего с Меган…

– Зато теперь связан с вашей семьей. Проводит время в вашем доме. Может, ваш отец о чем-то проболтался, и Шеффилд вознамерился извлечь из этого выгоду.

Мелани вздохнула, но не стала спорить. Дэвид решил, что сомнения начинают проникать в ее голову.

– Что можете сказать об ирландце, который был здесь? Джейми… Джейми…

– Джейми О'Доннелл. Мой крестный отец. Он точно не имеет к этому никакого отношения.

– А что его связывает с вашей семьей?

– Они с моими родителями знакомы еще с Техаса. Дружат более сорока лет. Он был шафером на их свадьбе.

– Деловой партнер вашего отца?

– Они иногда заключают какие-то сделки. Сказать по правде, я не в курсе, как они с папой познакомились. Слышала, что папины родители жили в пригороде, в то время как Джейми в значительной степени вырос сам по себе… в картонной коробке, как он любит говорить. Оба сделали себя сами, Джейми как бизнесмен, отец – как хирург. Думаю, они уважают друг друга.

– О'Доннелл знал Меган?

Взгляд Мелани смягчился. Она явно питала слабость к своему крестному отцу.

– Трагедия с Меган разбила сердце Джейми. Хотите знать, почему мои родители так сильно его любят? Потому что вместо них он осматривал тела, Дэвид. Он сам мне об этом рассказывал. Когда похищают ребенка, кто-то из близких должен опознавать трупы, которые соответствуют возрасту и приметам ребенка. Эту обязанность взял на себя Джейми. Он объездил все морги на юге, осматривая останки четырехлетних девочек, схожих по описанию с Меган Стоукс. Однажды обмолвился, что ему до сих пор иногда снятся все те малышки и он по-прежнему гадает, нашли ли их близкие и всех ли похоронили любящие люди. Или же их так и погребли под инвентарными номерами. Иногда мне кажется, что потеря Меган подействовала на него даже сильнее, чем на отца. Хотя, скорее всего, они просто по-разному выказывают горе.