Вновь с тобой, стр. 4

Габби отрицательно качнула головой, отвечая на вопросительный взгляд сестры, и сухо пояснила:

— Он имеет в виду Люси.

Марк отвесил им шутовской поклон, сел в машину. Пропустив еще один автомобиль, направлявшийся к коттеджу, он свернул на подъездную аллею и миг спустя исчез из виду.

— Кажется, я что-то пропустила, — ошеломленно пробормотала Чармиан, когда сестры двинулись к дому. — С каких это пор ты наладила отношения с Марком Леноксом?

— Я и не наладила. — И Габби в нескольких словах поведала о встрече в поезде. — Ты знала, что в последнее время он частенько бывает во «Блу Пайнс»?

— Нет, не знала. Я и сама давно не заглядывала домой. — Чармиан неловко ухмыльнулась. — Бурная личная жизнь, знаешь ли…

— Да уж знаю! — Габби хмыкнула. — Пойдем, поздороваешься с остальными, и надо будет помочь маме. А потом прихватим Ники и отправимся знакомиться с гостями Дерека.

Уже на крыльце Чармиан окинула сестру испытующим взглядом.

— Очень злишься? Ну, что Марк будет на вечеринке?

— Ничуть.

— Врушка!

Габби рассмеялась.

— Ну ладно, злюсь. Но, обещаю, никто об этом не узнает. И особенно — Марк Ленокс.

3

«Блу Пайнс», построенный сто лет назад, не был архитектурным шедевром, однако радовал глаз, а причудливой формы каминные трубы и множество витражных окон придавали ему сходство с пряничным домиком из сказки. Фасад опоясывала веранда, чьи доходившие до второго этажа чугунные литые столбики издавна облюбовала глициния. Два раза в год веранду и балкон второго этажа окутывало облако ароматных лиловых соцветий.

Когда Алекс и Хилари Смолл после свадьбы поселились в «Блу Пайнс», родители Алекса и его младшая сестра Пруденс перебрались в коттедж, перестроенный из конюшни. Годы спустя, когда родители Алекса почти одновременно скончались, а Пруденс сделала успешную карьеру и прочно обосновалась в Денвере, коттедж использовался как домик для гостей — вплоть до восемнадцатилетия Дерека, когда домик торжественно передали в полное его пользование.

Этим прохладным вечером в коттедже царило оживление. Все его окна ярко светились в сумерках, а по комнатам бродили гости Дерека, подкрепляя силы бутербродами в ожидании праздничного ужина.

— Выше нос, Ники! — подбодрила Габби младшую сестренку, которая стеснительно держалась позади.

— Верно, — подхватила Чармиан, — выше нос, а главное — улыбайся!

Она шутливо ткнула Ники пальцем в бок и подтолкнула вперед — в ту самую минуту, когда дверь коттеджа распахнулась и веселые студенты при виде нежданных гостий отпрянули в притворном испуге.

— Эй, Смолл, пойди сюда! — закричал один из парней. — Мне явилось прелестное видение, да не одно, а целых три!

— Три грации! — с преувеличенным восторгом добавил другой.

— Уймитесь, парни! — велел Дерек, добродушными тычками растолкав приятелей. — Это мои сестры, Габби, Чармиан и Ники.

Он принялся представлять своих друзей, а шумная толпа молодежи между тем тесно обступила сестер, наперебой предлагая им выпить.

— До ужина — ни капли спиртного, — пояснил Дерек, протянув Габби стакан с апельсиновым соком.

— И они на это согласились? — вполголоса спросила она.

— Без малейших возражений. В университете мы, конечно, устроили грандиозную попойку, но здесь я сразу объявил: ни капли спиртного до ужина и никаких выпивок тайком. А насчет Ники не беспокойся. Я уж позабочусь, чтобы ей с нами было весело. Эй вы, тихо! — гаркнул он, повелительно взмахнув рукой. — Внимание! Сейчас мои сестры отведут девушек в большой дом переодеться и разместиться по спальням. Парней я представлю родителям попозже.

В большом доме время, заполненное хлопотами, пролетело незаметно. Юных леди проводили в три спальни, принадлежащие сестрам Смолл, и второй этаж сразу наполнился гомоном — джинсы и свитера сменялись на вечерние платья.

— Слава Богу, Ники, что ты уже приняла душ, — сказала Габби. — Чармиан, чур, я первая в ванную, я еще не успела помыться с дороги.

Переодевшись, сестры спустились вниз, чтобы вместе с родителями спокойно выпить по бокалу вина, пока не прибыли остальные гости. Люси, в нарядном розовом платьице, белых колготках и с бархатным бантом в темных волосах, при виде сестер пришла в восхищение.

— Какие вы роскошные! — восклицала она.

— Люси права, — подтвердил Алекс Смолл, с горделивой улыбкой оглядывая дочерей.

— Поразительно, как проявляется наследственность, — с довольным видом заметила Хилари. — Вы все похожи и на меня, и на отца — каждая на свой лад.

— Только меня природа обделила, — заявила Ники, скорчив гримаску. — Коротышка!

— Ты выглядишь просто великолепно, — возразила Габби, — и незачем обижаться на природу. Будь ты повыше ростом, Не смогла бы надеть такое платье.

В мини-платье из светло-зеленой органзы, с собранными в узел кудряшками Ники и вправду ничуть не была похожа на скромную школьницу, но лишь откровенно завистливые взгляды некоторых приятельниц Дерека окончательно убедили ее в этом.

Габби распустила волосы, обычно заплетенные в косу, и теперь они бронзовой волной ниспадали на плечи. Ее платье из алого шелка было такого изысканного покроя, что Чармиан смотрела на сестру с неподдельным восхищением.

— До чего же здорово этот цвет сочетается с твоими волосами! — пробормотала она. — Бьюсь об заклад, что за платье ты выложила кругленькую сумму.

— Ты свой наряд тоже покупала явно не в дешевой лавчонке, — парировала Габби. — Он тебя облегает как вторая кожа.

Чармиан довольно ухмыльнулась.

— Я предвидела, что все приятельницы Дерека будут как на подбор в мини, а потому остановилась на маленьком черном платье. Самая сексуальная модель сезона.

— На двадцатилетии Габби все было совсем по-другому, — задумчиво заметила Хилари. — Все девушки были в атласных бальных платьях.

— Кроме самой Габби, — уточнила Чармиан. — Она-то уговорила тебя купить то роскошное платье из золотой парчи, да еще с во-от таким вырезом на спине! Рядом с ней мы все выглядели замарашками.

— А мне даже не позволили побыть с гостями, — напомнила Ники и подмигнула Люси. — Ты у нас счастливица!

— Да, Я знаю. — Девочка порозовела от волнения. — А еще я буду спать в маминой комнате!

В эту минуту появились наконец остальные гости, и началась суматоха. Девушки поспешили навстречу друзьям, а Дерек, не без труда перекрывая шум и гам, кричал, что прибыли музыканты.

Алекс Смолл занялся устройством музыкантов в комнате, примыкавшей к столовой, а Хилари в сопровождении Ники и Люси отправилась встречать новых гостей. Старшие сестры замешкались — им хотелось еще минутку поболтать спокойно, прежде чем начнется вечеринка.

— Ты надолго домой? — спросила Чармиан.

— Недели на две. — Габби объяснила, что в ее школе свирепствует грипп.

Чармиан присвистнула.

— Твой Отто, должно быть, не в восторге из-за твоего отъезда.

— Это уж точно.

— Он обрадовался бы еще меньше, если бы знал, что здесь будет Марк Ленокс. Или он до сих пор не знает о нем?

— Не знает. А впрочем, это не имеет значения. — Габби пожала плечами. — Чармиан, мне ведь уже скоро тридцать. Было бы странно, если бы у меня до Отто не было ни одного дружка.

Чармиан окинула сестру саркастическим взглядом.

— Марка Ленокса трудно назвать просто дружком. Вы с ним были без ума друг от друга.

— Вот именно — были. Пойдем, надо помочь маме.

— Погоди минутку. Послушай, я не стала бы заводить этот разговор, если бы Марк опять не появился на сцене, но ради Бога объясни наконец, что тогда между вами случилось? Ну пожалуйста, Габби! Даю слово, больше я не стану говорить об этом.

— Банальнейший случай, Чармиан. Я обнаружила, что у Марка другая женщина. — Губы Габби искривились в горькой усмешке. — Именно поэтому, дорогая сестренка, я сломя голову умчалась в Швейцарию и, вместо того чтобы к концу учебного года вернуться домой и выйти замуж, осталась в Европе.