100 великих тайн, стр. 128

Я видела, как полицейские волокли по земле покушавшегося. Его лицо было бледным.

Вечером я боялась выйти из дома. По улицам ездили патрули конной полиции, весь город был охвачен страхом. Звонили колокола всех церквей. Мусульмане и хорваты вышли на улицы с портретами убитого Франца-Фердинанда, кричали: «Долой сербов! Долой банду убийц!»

Пуля пробила воротник мундира эрцгерцога, шейную артерию и застряла в позвоночнике. Вторая пуля пробила кузов и плотный корсет эрцгерцогини на правом боку. Эрцгерцогиня умерла первой. Эрцгерцог, которому пуля перебила шейную артерию, прожил на десять минут дольше.

Убийцей оказался чахоточный боснийский серб Гаврила Принцип, член «Молодой Боснии». Полиция обнаружила свидетельства того, что пистолеты и бомбы группа заговорщиков получила от «Черной руки». Впрочем, резюме правительственной комиссии, организованной для расследования обстоятельства покушения, было кратким: «Охрана организована была из рук вон плохо. Правильнее сказать, ее вообще не было».

… Полковник Драгутин Димитриевич-Апис слишком много знал, а такие люди редко доживают до старости. В декабре 1916 года принц-регент Александр, опираясь на тайную организацию «Белая рука» во главе с полковником Петром Живковичем, арестовал Димитриевича. Между тем французское правительство начало секретные переговоры с Австро-Венгрией о заключении сепаратного мира. Против этого ничего не имело и сербское правительство. В конце мая – начале июня 1917 года военный суд в Салониках приговорил полковника Димитриевича-Аписа и других непосредственных организаторов сараевского убийства к расстрелу.

Но кто «заказал» Франца-Фердинада? Париж? Берлин? Вена? Будапешт? Белград? Увы, эту тайну Апис унес с собой в могилу…

Париж?

В 1913 году президентом Франции стал Раймон Пуанкаре. Те, кто еще надеялся избежать «всеевропейского безумия», горестно опустили головы – оголтелый милитарист, Пуанкаре имел прозвище Пуанкаре-война. Этот фанатичный человек мечтал о войне с вожделением маньяка. Ему нужно было любой ценой развязать войну с Германией, неважно чем она окончится. Но эту войну должна была начать не Франция – зачем становиться агрессором? А где еще можно найти повод к войне, как не на Балканах, тем более что там много друзей Франции. Например, некий полковник – начальник сербской военной разведки…

Берлин?

Вопрос о «предупредительной войне» для Германии с каждым годом вставал все более остро. Во-первых, время работало на ее противников – Россия становилась с каждым годом все сильнее. Во-вторых, австрийскому императору Францу-Иосифу уже стукнуло 85 лет. Сколько он еще протянет? А после его смерти наследником станет Франц-Фердинанд, женатый на чешке. Известно, что Франц-Фердинанд симпатизирует славянам, зато ненавидит венгров, евреев и итальянцев, а главное – холодно относится к Германии. Можно ли рассчитывать, что такой император Австрии останется союзником Германии? А в одиночку Германии с Антантой не справиться…

Вена?

Нет сомнения, что некоторые круги в Вене мечтали об устранении эрцгерцога – по многим причинам его восшествие на престол после кончины Франца-Иосифа I было нежелательно. Но легальными, правовыми способами это сделать было невозможно. Многие влиятельные лица при дворе ненавидели Франца-Фердинанда и его морганатическую супругу. Сам престарелый император, Франц-Иосиф тоже не переносил наследника трона. Эрцгерцог, имевший должность генерального инспектора армии, с явным нетерпением ожидал ухода императора с политической сцены. В своем замке Конопиште он организовал собственную военную канцелярию, скомплектовал «теневой кабинет», все серьезнее включался в иностранную политику, продвигал своих людей на ключевые посты…

Будапешт?

Убийство эрцгерцога вызвало в Будапеште взрыв ликования. Исчез наиболее одиозный для Венгрии политический деятель, так ненавидевший венгров!

Венгрия, будучи автономным государством в составе австро-венгерской «дуалистической монархии», имела собственные парламент и правительство, которые открыто требовали уничтожения Сербии, «мешавшей дышать» Венгрии. Убийство эрцгерцога давало возможность раз и навсегда покончить с ненавистной Сербией. Венгерский лидер граф Тиса, опытный и беспринципный политик, был душой «военной партии» в Австро-Венгрии.

Желание Венгрии совпадало с интересами Германии. Судьба последней зависела от поставок нефти с Ближнего Востока, и Германия очень хотела, чтобы стратегическая железнодорожная магистраль Берлин—Багдад находилась целиком под ее контролем. Сербия являлась препятствием на Балканах, которое надо было убрать. А при натянутости австро-сербских отношений можно легко вызвать инцидент и раздуть его…

Белград?

«Черная рука» все упорней толкала Сербию к войне за объединение сербских земель. По ее инициативе в июне 1914 года 70 летний король Петр был вынужден передать власть принцу-регенту Александру. Авантюристы были убеждены: начнем войну, за нас заступится Россия, а за спиной России мы непобедимы! Но мозги первых лиц государства, к счастью, подобная горячка не поразила: в Сербии ясно отдавали себе отчет, что армия ослаблена Балканскими войнами 1912—1913 годов, запасы снарядов расстреляны. Сербское правительство даже предостерегло Вену относительно поездки эрцгерцога в Сараево, но на это предостережение там не обратили внимания. Однако официальный Белград не осудил убийство и не выразил соболезнования австрийскому двору, а белградские газеты откровенно злорадствовали по поводу гибели Фердинанда…

Человек, который имеет столько врагов – обречен.

Гибель линкора «Императрица Мария»

100 великих тайн - i_082.jpg

19 марта 1907 года русский Морской генеральный штаб (МГШ) представил на рассмотрение царя документ, озаглавленный «Стратегические основания для плана войны на море». В соответствии с этим планом в будущей войне перед Черноморским флотом ставилась задача захвата Босфора и выход в Средиземное море. Для этих целей к 1920 году предполагалось построить восемь новых линейных кораблей.

Эта программа долго обсуждалась в Петербурге, пока весной 1910 года не стало известно, что Турция заказала в Англии три новых линкора. Это грозило радикальным образом изменить соотношение сил на Черном море. В сентябре 1910 года Совет министров утвердил программу «Об ассигновании средств на усиление Черноморского флота», и в конце 1911 года на верфях Николаева были заложены однотипные линейные корабли «Екатерина II», «Императрица Мария» и «Император Александр III».

Новые корабли вошли в состав флота только в 1915 году, когда уже вовсю полыхала война. Первым вступил в строй «Александр III», за ним, в июне 1915 года – «Императрица Мария». К этому времени расстановка сил на Черноморском театре военных действий уже не напоминала предвоенную, когда русский МГШ мечтал о выходе в Средиземное море.

Главные силы турецкого флота состояли из четырех броненосцев (один из которых был значительно устаревшим, а один – береговой обороны) и двух бронепалубных крейсеров. Правда, один из этих крейсеров, «Меджидие», в марте 1915 года подорвался на мине около Одессы и был захвачен русскими моряками. Но в самом начале войны в Черное море прорвались германские линейный крейсер «Гебен» и легкий крейсер «Бреслау». Это коренным образом изменило стратегическую обстановку на Черном море. Планы русского командования о наступательной операции на Босфор были отложены на неопределенный срок.

Вступление в строй трех новых линкоров было воспринято на Черноморском флоте с воодушевлением: русские снова получили значительный перевес над противником! Немедленно возобновилась подготовка десантной операции на Босфоре. А пока черноморская эскадра резко активизировала свои действия. На «Императрице Марии» поднял свой флаг командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.В. Колчак…

…7 (20) октября 1916 года на «Императрице Марии», стоявшей в Северной бухте Севастополя, около 6 часов утра в крюйт-камере носовой башни главного калибра произошел необычайной силы взрыв. Силой взрыва были смещены с места носовая башня и боевая рубка, верхнюю палубу, как ножом, вскрыло от форштевня до второй башни. Вслед за первым взрывом в течение получаса последовало еще до 25 взрывов различной силы, в нескольких местах начались пожары. Несмотря на самоотверженную борьбу экипажа за спасение корабля, около 7 часов линкор стал крениться на правый борт. Приблизительно в 7.02—7.05 утра с правого борта раздался последний большой взрыв. Линкор при большом дифференте на нос начал быстро терять остойчивость и спустя несколько минут, на виду у всего Севастополя, перевернулся вверх килем и затонул, унеся с собой жизни ста тридцати офицеров и матросов. От взрывов и пожаров на корабле погибло еще 86, ранено и обожжено было 232 человека.