Сильная рука, стр. 54

- Ты не старый! – возмущенно воскликнул Ник. – И я не такой маленький. Мне ты кажешься очень красивым, и у меня самого болит бедро. Может, ты и можешь кончить только раз за ночь, но ты знаешь, как растянуть удовольствие, а я – нет. Ты заботишься обо мне. И мне нравится, когда ты меня шлепаешь. И я не хочу, чтобы ты переставал это делать.

- Ты понимаешь, на что соглашаешься, детка? – с волнением переспросил Дамиан. – Я не против, если мы будем просто играть, но если я отдам свое сердце, это навсегда. Ты соглашаешься на то, что будешь моим, пока смерть не разлучит нас. Никто, кроме меня, не получит эту задницу.

- Я понимаю, на что соглашаюсь, Дамиан, - ответил Ник, глаза его засияли. – Я и не хочу отдавать свою задницу никому больше. И ты принадлежишь мне ровно так же, как я принадлежу тебе, - добавил он с гордостью.

- Это верно, - признал Дамиан. – Без тебя я буду только тенью. Вот что ты со мной сделал, Ники. Обыграл меня на моем же поле. Боюсь, я не смогу без тебя жить.

- Я люблю тебя, Иан, - смело сказал Ник.

Дамиан сокрушенно покачал головой.

- Прав был Эшли. Топ – вот кто настоящий раб.

Ник уверенно засмеялся.

- Ну тогда ладно. Отвези меня домой, раб.

- Отвезу. И затрахаю так, что ты будешь кричать, - пообещал Дамиан.

- Нет. Просто люби меня, - попросил Ник, осторожно касаясь лица своего дома кончиками пальцев.

- Могу и это, - сказал Дамиан и улыбнулся: в клубе его мальчик выглядел таким несчастным и угнетенным, а теперь глаза его сияли счастьем и надеждой.

- Пообещай мне, что впредь не станешь соглашаться с тем, что тебе не нравится, лишь из желания сделать мне приятно.

- Обещаю, сэр, - торжественно поклялся Ник.

- Я люблю тебя, Ники, больше чем могу выразить словами, - сказал он, еще крепче прижимая юношу к себе.

- Я тоже люблю тебя, Дамиан, - улыбнулся Ник.

- Поехали домой, детка.

ДАМИАН отпер замок и втащил Ника в дом, захлопнул дверь и тут же прижал мальчика к ней, нападая на его губы так, словно они никогда раньше не целовались.

Ник приоткрыл рот и начал сражаться с языком Дамиана за доминирование, голодно требуя свою долю.

Дамиан схватил его за волосы и отодвинул от себя, разрывая поцелуй, чтобы заглянуть в прекрасные темные глаза.

- Несмотря ни на что, ты все еще любишь меня? – смело спросил Ник. – Ты любишь меня?

- С того момента, как увидел. Я просто обманывал себя, - признал Дамиан. – Как же я хотел тебя…

- Я твой, - сказал Ник. – Возьми меня, я весь твой.

- Не здесь, в моей постели, - возразил Дамиан.

Он быстро повел Ника за собой наверх, не озаботившись включить свет, пока они не добрались до спальни. Он отпустил Ника, чтобы зажечь несколько свечей.

Затем фотограф повернулся к юноше и поднял его, подхватив под задницу. Ник обвил ногами талию Дамиана, наклонился и поцеловал в губы, пока мужчина нес его к кровати. Он хихикнул, когда Дамиан сбросил его на матрас, и его подбросило пружинами так, что он чуть не оказался на другой стороне постели.

С напускной суровостью Дамиан сказал:

- Нельзя, чтобы мой собственный саб надо мной хихикал. Надо преподать ему урок.

- Да, преподайте мне урок, Хозяин, - ответил Ник дрожащим от желания голосом. Он протянул Дамиану руки, и тот, склонившись, начал яростно его целовать.

Фотограф подцепил Ника под колени и дернул мальчика к краю кровати, так чтобы задница нависла над полом. Дамиан расстегнул кожаные брюки и принялся с трудом стягивать их с длинных стройных ног. Ник извивался в процессе раздевания, пытаясь помочь ему избавится от брюк и ботинок. Наконец, с победным криком Дамиан отбросил и то, и другое.

Он просто разорвал рубашку на Нике, презрев такие милые мелочи как пуговицы, и склонился, чтобы по очереди всосать каждый манящий сосок, покусывая нежные комочки плоти, пока его любовник не начал молить и извиваться от возбуждения.

Дамиан выпустил его, чтобы самому раздеться, прорычав:

- Вот поэтому я и не люблю носить кожу. Она, черт побери, липнет, особенно, когда ты бы прикончил кого-нибудь, чтобы только оказаться голым! Достань смазку и презервативы!

Ник радостно хихикнул, наблюдая, как его дом скачет по комнате, пытаясь стянуть с ноги штанину. Наконец сильнейший победил. Ник протянул тюбик с лубрикантом, их пальцы соприкоснулись, когда Дамиан взял его. Их взгляды встретились, и улыбка сошла с лица Ника, когда он заметил, с каким чувством Дамиан смотрит на него.

 - Я всегда буду любить тебя, Николас.

- Я всегда буду любить тебя, Дамиан. Всегда любил.

Дамиан закинул одну стройную ногу себе на плечо, вторую - подвинул в сторону. Ник оказался полностью открытым взгляду фотографа.

- Такой красивый, и весь мой. Навсегда мой, - промурлыкал Дамиан, восхищаясь золотистым телом, лежащим перед ним, жаждущим принадлежать ему.

Он окунул пальцы в смазку, с потрясением отметив, что они дрожали, словно он брал Ника в первый раз.

Дамиан ввел пальцы в дырочку Ника, принялся растягивать его. Осторожно, несмотря на то, что член его жаждал окунуться в тело, распростертое перед ним. Убрав пальцы, он поставил правое колено на кровать сбоку от Ника, уперся левой ногой в пол. Наклонился над мальчиком, аккуратно ввел член в узкий и жаркий проход. Ник приподнял задницу, чтобы встретить вторжение, провел ладонями по рукам Дамиана, бесстрашно распахнутыми глазами глядя на мужчину, который брал его. Дамиана восхищало то, что во время секса Ник ничего не прятал, глаза его, словно зеркала отражали каждое чувство. Доверие мальчика потрясало его: Ник не просто отдавал контроль над своим телом во время сессии, но и дарил свою свободу ему, когда они занимались любовью. Сегодня он хотел показать Нику другую грань удовольствия, чтобы тот понял, что есть много разных способов любить друг друга.

Дамиан медленно вышел, а потом скользнул глубже внутрь, находя сгусток нервов, прикосновение к которому заставляло Ника выгибаться и стонать. С большой осторожностью погружаясь в мальчика, Дамиан сделал вращательное движение бедрами, лаская каждый дюйм внутренних стенок, нащупывая и стимулируя каждый чувствительный участок.

Ник был на седьмом небе, он обвил свободной ногой талию Дамиана, стараясь притянуть мужчину глубже. Его ладони оглаживали предплечья Дамиана, чувствуя, как сокращаются каменно-твердые мышцы, когда любовник погружался в него.

Он никогда не чувствовал себя настолько заполненным, настолько принадлежащим.

- Дотронься до себя, детка. Поласкай себя для меня.

Ник гладил свой член и смотрел, как любимый наблюдает, как он себя гладит в одном ритме с толчками Дамиана; член внутри юноши приближал его все ближе к оргазму. Глаза Дамиана глядели то на руки Ника, то на его лицо, пот каплями стекал с мужчины с каждым движением. Ник вскрикнул, когда Дамиан внезапно поменял ритм, с силой касаясь членом простаты юноши. Он выгнулся и закрыл глаза, жемчужно-белые капли спермы оросили его живот и грудь.

Вид мальчика, забывшегося в экстазе, и сжавшаяся вокруг члена дырочка заставили Дамиана потерять голову в лихорадке страсти. Он начал глубоко вбиваться в Ника, используя всю силу своих ног, плоть их шлепала друг о друга. Он кончил, вскрикнув:

- Я люблю тебя. – Замер, в последней судороге оргазма, и затем расслабился.

Ник медленно спустил ногу с плеча фотографа и перекрестил лодыжки, обхватывая его талию. Юноша в первый раз ощутил, как огонь семени Дамиана разливается внутри, и теперь ему хотелось навсегда удержать любовника в себе.

- Иди сюда, - сказал Ник тихо и вытянул руки.

- Я забыл презерватив, - простонал Дамиан, опуская свой вес на стройное тело.

- Неважно, - ответил Ник. – Я хотел почувствовать, как ты кончаешь во мне с самого начала. И я не буду трахаться ни с кем, кроме тебя, так что ничего страшного.

- Люблю тебя, детка, - пробормотал Дамиан и заснул в тепле его объятий.

Ник лежал без сна, из уголков его глаз по вискам стекали слезы, теряясь в волосах. Никогда в жизни он не чувствовал себя настолько счастливым.