Сильная рука, стр. 2

- Не сомневаюсь, - хмыкнул Дамиан и снова вернулся к работе. Он прекрасно знал, что Эшли был завзятым игроком, а вовсе не дилетантом, продающим игрушки. Хотя сам Дамиан больше не играл. Он устал от сабов,  нарушавших правила, чтобы выпросить наказание, которого они так жаждали.

Решив, что лучше никак, чем как-нибудь, он, переехав в Лондон, уже пять лет вел монашеский образ жизни – довольно нелепо для человека, который зарабатывал на жизнь, создавая эротику. Дамиан сам оценил иронию этой ситуации, но к настоящему времени убедил себя, что ему больше подходит то чистое удовольствие, которое он получает от созерцания своих моделей.

В этот момент Ник открыл дверь студии, пропуская свет, как раз, когда Дамиан собирался спустить затвор.

- Черт бы тебя побрал, Николас, когда ты будешь стучать? - рявкнул Дамиан, не поднимая глаз.

Ник поспешно закрыл дверь, обидевшись, что его обругали, когда даже софиты в студии еще не были выключены. Прежде чем войти, он заметил под дверью полоску света, но не собирался об этом упоминать. Ник угрюмо спросил:

- Я просто хотел спросить, принести ли вам сейчас чай.

Эшли с интересом заметил, как бархатно-темные глаза парня нервно перескочили с фотографа на блестящие наручники, словно драгоценность выставленные на подушке из мягких черных перьев.

- Выключи свет, Николас.

Волоча ноги, высокий худощавый юноша подошел к выключателям и, наклонившись, нажал кнопку. Щелчок – и комната погрузилась в темноту. В этот момент в студии была настолько напряженно-эротическая атмосфера, что в  ушах Эшли зазвенело. В темноте ни один из них не издал ни звука и не сдвинулся с места, но он точно чувствовал, что, по крайней мере, один человек хотел это сделать.

А потом вспышки внезапно разорвали тьму серией мягких щелчков. Фотограф сделал несколько снимков подряд. Брекетинг ( автоматическая последовательная съёмка в диапазоне настроек) – вспомнил Эшли, как это называлось.

- Хорошо, Николас. Свет,- отдал краткий приказ Дамиан.

Щелчок, и студийный свет снова включен. Чтобы не быть ослепленным софитами, Эшли смотрел в сторону Ника. У него была прекрасная позиция для обзора, поэтому он смог заметить мягкий, влажный взгляд парня, когда тот быстро втянул в себя воздух, пристально уставившись на наручники. Через несколько мгновений ассистент вновь нацепил на лицо свою невыразительную маску.

Повернувшись к Дамиану, Эшли обнаружил, что тот еще возится с камерой. Наконец, фотограф выпрямился.

- Думаю, на этом мы сегодня закончим, - сказал он недовольно.

- Объясни мне еще раз, почему ты снимал в темноте? - спросил Эшли.

- Звездный светофильтр, - ответил Дамиан, улыбнувшись так, что от уголков его глаз разбежались морщинки, и откинул волосы с лица. - Твои старые стандартные полицейские штуки засверкают как бриллианты.

И вдруг он увидел, что Николас все еще сидит у выключателей.

- Ты что здесь делаешь? - спросил он резко.

- Пришел спросить, не хотите ли вы чаю, - хриплый голос был тих, но тем не менее передавал все недовольство Ника.

- Иди, вскипяти, или купи, или что ты там с ним делаешь, - сказал Дамиан, теряя интерес.

- Вам с чем чай, мистер… - спросил Ник Эшли, вежливости в его голосе был ровно грамм.

- Уинтроп, - любезно подсказал Эшли, хотя уже дважды сообщал Николасу свою фамилию, - и я бы съел чего-нибудь сладкого, возможно эклер или наполеон. И принеси мне латте, большой, с корицей и без кофеина, со взбитыми сливками. Обезжиренными!

Прежде чем неуклюже вывалиться из комнаты, Ник пробормотал:

- Думаете, это правда поможет?

Дамиан неслышно фыркнул на колкость Николаса, все еще стоя, уперев руки в бедра и глядя на наручники так, словно они были непослушной моделью, которая отказывалась принять позу.

- Эти ужасные мешковатые штаны, - привередливо пробормотал Эшли, глядя вслед Николасу. Если бы юношу одевал он, то тот носил бы что-нибудь узкое и облегающее, в зависимости от того, какая у него задница. Похоже было на то, что эта задница была весьма шикарной, если только широкие джинсы не вводили в заблуждение. Эшли уже попадался: Дерек, предыдущий помощник Дамиана, не только оказался пухленьким, но и не хотел играть.

- Что это было? - спросил Дамиан рассеяно.

- Я попросил у твоего мальчика чего-нибудь сладкого, - ответил Эшли, усмехаясь собственному выбору слов. Конечно же, они привлекли внимание Дамиана, который тоже ухмыльнулся. - Он, кажется, немного растерялся.

- Это потому, что я не держу сладостей к чаю. Думаю, он взял немного денег и побежал в кондитерскую, - обреченно ответил Дамиан. - Пойдем, этот мелкий недоумок либо включил чайник, не налив воды, либо вообще забыл его поставить. Лучше проверить.

Эшли соскользнул с табурета и, любопытно сверкая глазами, последовал за Дамианом из студии на кухню. Что-то заваривалось тут, помимо чая, и он намеревался проследить, что из этого выйдет

Глава 1

НИК взлетел по ступеням подземки, перепрыгивая через одну, надеясь, что не опоздает на работу в очередной раз. Поезд задержался, так что теперь ему приходилось спешить изо всех сил. Он промчался по улице и остановился у склада, в котором Дамиан оборудовал студию, пытаясь выровнять дыхание. Не стоило показывать боссу, что пришлось бежать, чтобы оказаться на работе вовремя.

Он толкнул дверь, открывая, и поднялся на лифте на последний этаж, вместо того, чтобы воспользоваться лестницей, надеясь отдышаться к тому времени, как он прибудет на место.

- Опять опаздываешь? – сардонически спросил Дамиан, услышав, как открылась дверь на чердак. Он и не подумал обернуться, так что не увидел, как на лице Николаса появилось и пропало виноватое выражение.

Голос был угрюмый, как обычно, без следа той тени сожаления, что промелькнула в глазах:

- Не сильно.

- Неважно. Модель опаздывает гораздо больше, - сердито сказал Дамиан.

- Что мне делать? – спросил Ник, сбрасывая рюкзак прямо на проходе, так что любой вошедший споткнулся бы об него.

- Посмотри, не нужно ли чего Гэйбу, только убери эту чертову сумку, - ответил Дамиан. – Я буду в студии.

Ник отпихнул рюкзак с прохода и пошел в гримерную, хорошо освещенную комнату, подходящую для работы стилиста. Гейб был невысокого роста, лысый, одетый в вычурную розовую рубашку, узкие джинсы с блестками и остроносые ботинки на каблуках. Он сидел на стуле и читал журнал, бросив на Ника дразнящий взгляд, когда тот вошел.

- Привет, красавчик. Пришел скрасить одиночество бедной девушки? – просюсюкал гример.

Ник покачал головой:

- Нифига подобного Гэйб. Надо чего-нибудь?

- Урок игры на флейте?

Ник растерялся на мгновение, а потом покраснел, когда понял намек.

- Отвали, дрочила!

- Если бы ты помог бедной девушке, то мне бы и не пришлось…,  - крикнул он в след убегающему Нику и захихикал. Он на самом деле очень любил дразнить милых гетеросексуальных мальчиков.

После нескольких звонков в агентство и еще получаса ожидания Дамиан вышел из кабинета и отпустил стилиста.

- Извини Гэйб. Ты тоже можешь ехать домой. Кажется, модель потеряли, или что-то вроде. Его не будет.

- Ты ведь знаешь, что я возьму те же самые деньги за свое время? – сказал Гэйб, начиная укладывать кисточки в набор. – Мне пришлось отменить другую съемку, чтобы приехать сюда.

- Да, знаю. Я договорюсь с клиентом. Мы позовем тебя в следующий раз, - пообещал Дамиан.

Гэйб кивнул и сложил вещи в сумку. Дамиан подписал ему чек, и Гейб сказал:

- Спасибо за понимание. Некоторые люди в нашем деле…

- Знаю, - сказал Дамиан, - можешь не объяснять. Это не твоя вина.

- Ну пока тогда, милый, - попрощался Гэйб, вернувшись к своим обычным манерам. Дамиан проводил его взглядом, пока дверь студии тихо не закрылась за стилистом. Николас распахнул дверь ванной с такой силой, что та громко стукнулась о стену. Дамиан подпрыгнул от этого звука.

- Да пошло оно все к черту! Обязательно надо ломать эту гребаную дверь?