Пособие по выживанию (СИ), стр. 7

— Ларис, ты не передашь мне картошку? — мило попросила я.

— Сейчас, — попалась она, взялась одной рукой за кастрюлю и попыталась его поднять, но её хилых силёнок не хватило, и её рука с явным сожалением покинула колени Адрея. Ага! — На, быстрей.

— Спасибо, — так же мило поблагодарила я, положила одну картофелину, всё время следя за передней левой конечностью Лариски, и как только она снова двинулась к заветному месту, протянула ей кастрюлю. — Вот, поставь.

Лариска на удивление мирно приняла посудину. Но расслаблялась я рано, потому что она решила атаковать с другой стороны.

— Андрей, а ты учишься, работаешь? — кокетливо спросила она.

— Работаю, — коротко отозвался тот в перерыве между поглощением пищи под маминым умилённым взглядом.

— А кем?

— Охранником, — снова так же коротко ответил он.

— А что ты охраняешь? — неожиданно влез Фёдор.

— Людей.

— Это же так опасно! — искренне испугалась мама, уже наверняка составлявшая список гостей на свадьбу и придумывавшая имя внучке.

— Бывает, да, бывает, нет.

— Зато за это хорошо платят, — заметила Лариса. — В наше время телохранитель — престижная профессия, и он может легко прокормить жену и ребёнка.

"Уж не твоего ли ребёнка с тобой в нагрузку?" — чуть было не возмутилась я.

— Меня вот что интересует, — конструктивно подошёл к вопросу Фёдор, — ты карате владеешь?

— Карате — нет, — оживился Андрей, отставляя тарелку. Мама с явным сожалением заглянула в пустые кастрюли, и села есть сама, только убедившись, что в голодные рты членов нашей семьи больше нечего засовывать. — Зато я владею тандой, а это покруче каратэ будет.

— Круче карате нет ничего, — веско отрезал братишка, бросив на Адрея хмурый взгляд.

— Я тебе покажу как-нибудь пару приёмов, и мы сравним, — примиряюще сказал Адрей.

— Не как-нибудь, а прямо счас, — отрезал Федька.

— Ладно, — неожиданно быстро согласился Адрей. Не успела я удивиться, как заметила Ларискину руку, разочарованно удаляющуюся с облюбованного места. Андрей с Фёдором ушли, за ними двинулись Витька и Лариска. Мы остались на кухне втроём.

— Люд, ты ведь уже собрала Славкины и Витькины вещи? — неожиданно спросил до этого молчавший папа.

— Да, — немного удивлённо ответила мама. — Ты хочешь их сегодня отвезти на дачу?

— У Андрея есть машина, я подумал, он мог бы отвезти Славку. А в понедельник забрать от электрички Федьку с Витькой. А я бы отвёз тебя в среду, как ты собиралась.

— Андрей, мы с ним едва знакомы, — начала мама, а я внутренне запротестовала — сейчас она не согласится, и я этого не переживу. — Нельзя вот так сразу заставлять бедного мальчика ехать неизвестно куда…

— Я помню дорогу, — вставила я.

— Послезавтра, то есть уже завтра, суббота, будут пробки…

— Поедут прямо сейчас — и никаких пробок, — поддержал меня папа.

— Но он даже не отдохнул…

— Нам всё равно негде его положить.

— Да он просто не согласится!

На этих словах в кухню ввалилась отсутствовавшая компашка. Я просекла блуждающую в неположенном месте Ларискину пятерню и пошла в атаку:

— Андрей, ты не мог бы отвезти меня на дачу?

Да-да, и не смотри на меня так удивлённо! Отказ не принимается!

— Конечно, если твои родители не возражают, — покладисто ответил он. Умница!

— Но вы, наверно, так устали, — робко заметила сметённая нашими аргументами и безропотностью Андрея мама.

— Ничуть. Пока Станислава собирается, я бы пока выпил кофе, если можно.

— Конечно, — радостно ответила мама, хватаясь за джезу — только скажите ей, что надо что-то приготовить, и у неё открывается второе дыхание. — Станя, не забудь взять зубную щётку и пасту. И мыло. И спальник. И резиновые сапоги. И литературу для диплома, она в пакете.

— Да, мама! — жизнерадостно ответила я и, бросив торжествующий взгляд на Ларису, гордо покинула кухню.

Пока я собирала недостающие вещи, торчавший рядом Фёдор с уважением заметил:

— Знаешь, твой Андрей классно дерётся. Эта его танда — просто супер.

— Круче карате? — хмыкнула я.

Братец помолчал и ответил:

— Пожалуй, круче.

От удивления я выронила сапоги. К карате Федька относится с благоговением.

— В общем, не вздумай с ним ссориться. Я договорился, что он меня поучит немного танде, — приказал братишка.

Я заговорила жутко благородным голосом:

— Итак, брат, вы не возражаете против моих отношений с этим в высшей степени достойным молодым человеком, любезно согласившимся обучить вас некоторым секретам таинственного боевого искусства?

— Сначала нужно выяснить, есть ли у него квартира, — практично заметил неизвестно откуда вынырнувший Витька и протянул мне сапог. — И к тому же, любезная сестрица, ты должна была спросить и моего согласия.

— Вот ещё, — фыркнула я, и добавила любовно: — Ты вообще молчи, мелочь пузатая!

На пороге комнаты возникла Лариска, очевидно, до этого подслушивавшая под дверью.

— Да, я смотрю, сестрёнка, у тебя далеко идущие планы, — заметила она. — Только сдаётся мне, нужна ты ему, как старый носок.

— Это ещё вопрос, кто тут старый. Мне, по крайней мере, не надо лезть к парням в штаны, чтобы привлечь внимание! — обиделась я.

— Да, ты и так его привлекаешь, такое страшилище…

— На себя посмотри, красавица! — перебила я сестру. — У тебя, дорогуша, в отличие от меня, вместо груди пара прыщиков. И мозгов ни грамма, иначе ты бы давно поняла, что и в подмётки мне не годишься!

Несколько секунд я наслаждалась Ларискиной ошарашенной рожей и сознанием собственного торжества (да, раньше мне не удавалось достойно ей возразить, а жаль!), потом, жутко довольная собой, подхватила рюкзак и покинула комнату под уважительно-восхищённое молчание брательников. Пока сестричка не успела придумать ответ!

В прихожей меня ждал уже готовый к выходу Андрей.

— Ну что, едем?

— Ага, — бодро ответила я, надевая кроссовки. Андрей забрал у меня рюкзак с пакетом, и, после краткого прощания с семьёй, мы стали спускаться по лестнице, провожаемые папой.

Глава третья. Какая любимая фэнтези-раса у девушек? Пра-авильно…

 Когда мы уже стояли внизу, папа отвёл меня в сторону и сказал:

— Значит, так. За город я вас отсылаю в целях безопасности. Слава, держись всё время рядом с Адреем и слушайся его во всём. Во всём, — веско повторил отец. — Поверь мне, Адрей скорее сам умрёт, чем подвергнет тебя опасности. Ты для него сейчас — бесценна. О мотивах можешь спросить у него самого. Дальше. Я ещё не придумал, что делать, а Совет теперь не оставит нас в покое. Пока что он знает только о твоём существовании. Поэтому лучше тебе пожить отдельно от нас, под присмотром опытного телохранителя. Через пару дней переедешь к Сергею Дмитриевичу на дачу, я как раз сегодня с ним говорил. Да, каждый вечер отзванивайся маме между семью и восемью.

— Хорошо, — ответила я, и мы вернулись к укладывающему вещи в багажник Адрею.

— Адрей, я верю, что ты сможешь защитить мою дочь, — спокойно сказал папа. — Но на всякий случай напоминаю, что если она пострадает или окажется в руках Совета, я сам оторву тебе голову. Поэтому отныне и до соответствующего приказа ты должен её охранять от любых опасностей.

Адрей кивнул.

— Приказ понятен, — добавил он. Ну вот, никакой романтики, он по своим каким-то мотивам поступил в папино распоряжение, и будет теперь дрожать надо мной, исполняя приказ. А чего ты хотела, дорогая? Размечталась, что такой парень обратит на тебя внимание.

Отец посмотрел на помятый бампер, Адрей перехватил его взгляд:

— Гаишникам отведу глаза, легко.

— Зря я не учился бытовой магии в своё время, — хмыкнул папа. — Ну ладно, езжайте.

После этих слов нам оставалось только попрощаться, сесть в машину и поехать.

Время от времени, когда мне казалось, что он особенно занят дорогой, я косилась сонными глазами на Андрея. Симпатичный. По крайней мере, для меня. Машину уверенно ведёт, не ползёт еле-еле и не лихачит. Профиль у него такой… аристократический. Волосы чёрные, коротко стриженые — уши лишь слегка прикрывают. Ушки симпатичные… Да, Славка, вроде как у мужчин принято на другие части тела смотреть, а ты у нас оригиналка. Но бицепсы у него тоже ничего себе. Как у Федьки — такие появляются, если реально учишься драться и участвуешь в соревнованиях, а не просто качаешься в фитнесс-центре. Да и не только бицепсы. Сейчас, он, конечно, в футболке, но в ванной я всё же успела немножко его рассмотреть. Да, такой, если говорит, что защитит от любой напасти, то действительно сможет это сделать. Пусть даже и по приказу, а не от личной симпатии. Всё, пора признаться себе: красивых парней я и раньше встречала, даже на свидание ходила пару раз, но ни один не вызывал такого тёплого чувства и желания ласково провести пальцами по… гм. Слава! Очнись! Не вздумай на него вешаться! Я понимаю, тебе наконец кто-то понравился, ты уже замучилась ждать своего единственного, но у него же ни капли уважения к тебе не будет. Какой бы он ни был симпатичный, это ещё не всё. Ну и ещё он такой… внимательный. Обходительный. Вежливый. Приятно. Пусть это и потому, что я — ужас! — принцесса. Не хочу быть принцессой. Интересно, как он бы на меня посмотрел, если б я для него не была принцессой?