Пособие по выживанию (СИ), стр. 55

— Ну хоть какая-то польза от него, — фыркнул Адрей, повторяя мои недавние слова. — Ладно, пойдём завтракать.

Что мы и сделали.

Глава 4. Романтично-бытовая

 Как мы провели день? На самом деле, рассказывать бесполезно. Потому что было настолько волшебно, что словами не описать. Представьте, что сбылись ваши мечты, что вы попали в сказочно прекрасное место с любимым человеком, и вы почувствуете то же, что чувствовала я.

Каков был мир, куда меня привёл Адрей? Знаю, это прозвучит банально, но его красоту не передать словами. Воздушный, изящный, волшебный… нет, всё не то. Это было просто самое прекрасное место из всех, что я видела, как в жизни, так и по телевизору, на картинах и фотографиях. И, уходя, я понимала, что именно сюда мне бы хотелось возвращаться раз за разом, и каждый раз я буду по-настоящему радоваться тому, что я здесь.

Что мы делали? Ой, да глупости всякие! Опять же, если пересказывать, то получится неинтересно. Мы купались в радужной реке — и вылезли из неё такие же пятнисто- разноцветные, брызгались, смеялись и гонялись друг за другом по почти нестерпимо блестящему на солнце песку. Смотрели, как ушастые зверьки с большими умными глазами и длинными пушистыми хвостами, забавно переговариваясь, перебрасывались плодами растущего недалеко от реки дерева. Попробовали эти плоды — кислятина жуткая! Валялись в тёмно-розовой, буйно цветущей белым траве на склоне холма, щурясь от ослепительного солнца. Прятались от него в гроте, гуляя между сталактитами и собирая самые красивые ракушки. В общем, как видите, ничего сверх удивительного, так что и рассказывать особо не о чем. Ещё, пожалуй, мне бы хотелось сохранить очарование этого чудесного дня, а если раскладывать всё по полочкам, оно потеряется. Пусть будет такая маленькая частичка тайны, одной на двоих с Адреем.

А знаете, что было вечером? Вечером Адрей мазал меня сметаной, потому что, конечно же, я со своей дурацкой тонкой кожей капитально обгорела! А потом не выдержал моих жалоб и позвал Адима, послав к чёрту всю конспирацию. Адим только хмыкнул что-то вроде: "Открыл новое блюдо: слабо прожаренная Танислава под сметанным соусом?", и за три минуты всё вылечил.

Ну а на следующее утро я проснулась безумно счастливая, потянулась с довольным стоном, разлепила глаза и повернула голову. Адрей лежал рядом на боку, подперев локтём голову, и улыбался.

— Ой, ты уже проснулся!

— Да, лежу, любуюсь тобой. Ты во сне улыбалась, что-то хорошее приснилось?

— Понятия не имею, — пробормотала я, переворачиваясь на бок и прижимаясь к нему. — Сейчас я улыбаюсь, потому что ты рядом… И это действительно очень, очень хорошо…

Адрей ничего не сказал, просто обнял меня крепко-крепко, и я снова заснула, чувствуя, как он легко гладит меня по волосам…

И поэтому, проснувшись во второй раз, я не задумываясь откинула одеяло, перевернулась на спину, и ничуть не удивилась, почувствовав мягкое прикосновение к губам… И только уже почти целуясь, я сообразила, что что-то не так, отстранилась, с трудом открыла глаза и… увидела весело улыбающегося Ладимира.

— Хотя я догадываюсь, что этот поцелуй предназначался вовсе не мне, но от этого он ничуть не менее сладок! Дай-ка я тебя ещё разок поцелую…

Я взвизгнула и слетела с кровати, попытавшись залепить ему пощёчину, но этот гад увернулся.

— Я думала, всё закончилось! — завопила я обвиняюще.

Лад со вздохом присел на покинутое мной место:

— Я же ничего большего не прошу. Адрей мне сказал, чтобы я нашёл кого-нибудь присмотреть за тобой, пока его не будет. И я решил проверить, как ты тут. Адрею позвонил твой отец — его нашли, но ему удалось уйти. Не бойся, он ничуть не пострадал. Твой брат тоже в порядке, а отец уходит от преследователей, но, чтобы оторваться, ему нужен Адрей…

— О нет, только я решила, что можно будет передохнуть! — я со стоном отчаяния плюхнулась в кресло.

— Ну, передохнуть никогда не помешает, — улыбнулся Ладимир, встал и шагнул ко мне. Я отскочила подальше и возмущённо воскликнула:

— Прекрати! Адрей в опасности, а ты только и думаешь, как бы затащить меня в постель, — я заметалась по комнате в поисках куда-то запропастившейся одежды. Она не находилась, и я разозлилась ещё больше, и тут заметила, что Ладимир на меня смотрит, вспомнила, что я в одной ночной рубашке, и прошипела:

— Хватит на меня пялиться!

Ладимир чуть приподнял левую бровь, но ничего не сказал и отвернулся. И тут же мне на глаза попался халат, я надела его и завязала пояс. Ладимир сидел спиной ко мне и молчал, и я почувствовала себя виноватой. Ну чего я на него накричала?

— Лад, — позвала я, он обернулся и грустно посмотрел на меня. — Я просто очень боюсь за Адрея…

Он вздохнул.

— Слава, я же чувствую его! И уж прости, но если бы ему угрожала опасность, я бы мгновенно бросился его спасать, бросив тебя на произвол судьбы в лице Алилы или Амира! И не волнуйся, Адрей в порядке, я слежу за ним.

Я выдохнула с облегчением и поинтересовалась:

— А если мы будем завтракать, это сильно тебе помешает следить за ним?

Ладимир засмеялся и покачал головой:

— Что ты хочешь на завтрак?

— Ой, да просто пошуруем в холодильнике! — не рискнула я. — Ты спускайся пока вниз, я скоро к тебе присоединюсь.

Я оделась, спустилась вниз и в порыве вдохновения соорудила оладушки. Лад сначала посмотрел на них с сомнением, потом слопал десяток и попросил добавки. За завтраком мы на удивление мирно болтали и ждали Адрея — Ладимир периодически успокаивал меня, что с ним всё в порядке. Рядом с ним мне так же спокойно, как и с Адреем — только вот ещё бы он не смотрел на меня так! Я облизала варенье с ложки и стала собирать посуду, Лад помог мне и сказал:

— Адрею ещё где-то полчаса ехать.

— Пошли тогда на веранду, — предложила я. — А вообще, ты не обязан со мной тут сидеть, ничего со мной не случится, а у тебя наверняка куча дел.

— Твоя безопасность — самое главное, — непреклонно ответил Лад, открывая мне дверь на веранду. — В крайнем случае, я мог бы прислать Сеги, но он сейчас как раз представляет отцу твою подругу. Наш независимый Сеги теперь ходит по струночке: "Да, Олесенька! Конечно, милая!" — Ладимир улыбнулся. — Всё, закончилась его холостяцкая жизнь! Я не успел как следует познакомиться с твоей подругой, но, по-моему, ему придётся попрощаться со званием одного из самых выдающихся знатоков способов обхождения запрета. Просто теперь некому будет это проверить, кроме его подруги!

Я засмеялась, садясь на скамейку, Ладимир опустился рядом.

— Точно! Олеся такая! И я, пожалуй, тоже… — я покосилась на Лада. — Хотя Адрею, к несчастью, приходится меня ревновать гораздо чаще, из-за некоторых!

Ладимир чуть усмехнулся и отвёл глаза.

— Я же не пытаюсь тебя у него увести, — он откинулся назад, опершись спиной и затылком о стену дома, и закрыл глаза. Я смотрела на его чёткий профиль и ни о чём не думала. Только… только вдруг почувствовала, что ощущаю нечто вроде чувства вины перед ним. Чудесно! Только этого не хватало!

Лад вдруг выпрямился и настороженно вгляделся вглубь сада, к чему-то прислушиваясь, потом взял меня за руку и сказал:

— Иди наверх, кто-то перебрался через ограду, пойду проверю, что это за нежданный гость.

— Ну нет, я с тобой! — возразила я, подозревая, что снова к нам гости из деревни.

— Ещё не хватало, жди меня здесь!

— Но… — начала я, но Лад не дал мне закончить:

— Я забочусь о твоей безопасности, и у меня нет времени с тобой спорить, поэтому, — он чуть усмехнулся, явно готовясь сделать мне какую-то гадость, поднял меня за руку, отступил на шаг… и я оказалась в своей комнате. Я как раз пришла в себя, чтобы услышать, как щёлкнул замок. Я подскочила к двери и дёрнула её. Разумеется, она не поддалась!

— Ладимир! — завопила я. Он засмеялся:

— Ну вот, теперь я за тебя спокоен. Милая, вернусь, обязательно попрошу у тебя прощения, да так, что ты не сможешь мне в нём отказать!