Любовница за миллион, стр. 9

— Надеюсь, ты не заставишь меня надевать все наряды, которые ты тогда купил? — улыбнулась она.

В его глазах сверкнуло удивление.

— Я так и собирался сделать.

— Удачи, — искренне пожелала она, скользнув в халат и с удовольствием ощущая телом шелковистую ткань. — Она вам еще понадобится, мистер.

Мужчина ничего не ответил. Брайана повернулась к нему и встретилась взглядом с его потемневшими от желания глазами.

Джеррод притянул ее к себе.

— Леди, заняться с вами любовью — единственная удача, которая мне требуется, — хрипло прошептал он, заставив Брайану залиться румянцем.

— Ээ… а как же пицца?

— Ее принесут попозже.

Перед тем как ее сознание окончательно померкло, Брайана успела подумать, как же все-таки хорошо, когда мужчина хочет ее. Ее, а не Брайану Давенпорт, модель.

Глава пятая

Приглушенные голоса, доносившиеся из гостиной, никогда бы не смогли разбудить Брайану. Если бы не голос Джеррода, в котором звучали гневные нотки. Это заставило ее не только проснуться, но и начать внимательно прислушиваться.

— Это в последний раз, Анита, — твердо сказал он. Брайана поняла, что настроен Джеррод решительно.

— Как ты можешь так говорить? — слезливо вопросил женский голос. — Я же твоя мать!

— Ты не моя мать. Моя мать сейчас находится в Новой Зеландии, ухаживает за моим больным отцом.

— А кто дал тебе возможность стать Хаммондом? — слезы из женского голоса исчезли, превратившись в кристаллики льда. — Если бы не я, ты никогда бы не оказался с серебряной ложкой во рту.

Джеррод раздраженно заметил:

— Да. И это единственная хорошая вещь, которую ты для меня сделала.

— Ты должен быть благодарен.

— Анита, прекрати притворяться, что ты отдала меня на усыновление ради моего блага. Ты сделала это исключительно ради себя.

Стараясь не шуметь, Брайана скользнула с кровати и прокралась к двери. Она ничего не могла с собой поделать. Ей очень хотелось увидеть родную мать Джеррода.

— Может, и так, — не стала спорить Анита. — Но мне нужны деньги. Иначе я потеряю дом.

— Не моя забота, — заявил он.

Брайана приникла к замочной скважине. Прямо перед ней оказалась миниатюрная, хорошо одетая блондинка. Напротив стоял злой и взъерошенный Джеррод. Брайане было хорошо видно, как жестко он смотрел на мать и в какую тонкую нить превратились его губы. Он явно не испытывал к матери никаких добрых чувств.

— Десять тысяч долларов для тебя ничего не значат, Джеррод. Такую сумму ты зарабатываешь за один день.

— Я зарабатываю деньги тяжелым трудом. И разумно их вкладываю.

— У меня так не получается, сын.

— Не называй меня так, — прорычал он. Затем Джеррод выругался и достал свою чековую книжку. Черкнув там какую-то сумму, — он протянул чек матери: — Вот, Анита. Держи. И больше никогда ко мне не приходи.

Женщина жадно схватила чек и впилась в него глазами. Ее глаза удивленно расширились.

— Я никогда больше не приду. Обещаю, — убрав чек в сумку, она почти выбежала из гостиной.

Сказать «спасибо» она забыла.

У Брайаны сжалось сердце. Как бы она не относилась к Джерроду, он не заслуживал такой матери, как эта. И никто не заслуживал.

— Брайана, ты можешь выходить.

С независимым видом она вышла из-за двери.

— Как ты узнал, что я там?

— Слышал твои шаги.

— Ты не мог, — смущенно возразила она. — Ты был слишком занят.

— И тем не менее.

— Она все равно вернется, — заметила Брайана.

— Да, я знаю, — его голос звучал ровно, но в глазах застыло ожесточение.

— И ты опять дашь ей денег?

— Нет. Она получила с меня достаточно за все эти годы.

— Как долго ты ее знаешь? — спросила она, не надеясь получить ответ.

Но Джеррод ответил:

— В первый раз Анита пришла за деньгами, когда мне еще не исполнилось и двадцати.

Ее сердце наполнилось сочувствием, когда она представила, как мать приходит к сыну не затем, чтобы повидаться с ним, а затем, чтобы получить с него что-нибудь.

— Она часто приходит?

— Каждые пару лет. Чтобы попросить взаймы, —последнее слово он будто выплюнул.

Брайана подошла к нему.

— Ты ничего ей не должен, — тихо сказала она.

— Я знаю.

Она положила руки ему на плечи.

— Такие связи разорвать почти невозможно. И неважно, сколько плохого она тебе сделала.

— Она даже не колебалась перед тем, как отдать меня, — признался он. И удивился, как легко это у него получилось. — Об этом она мне сказала сразу, при первой встрече. Она сказала, что ребенок связывал ее, что она не собиралась лишаться свободы.

— Она просто эгоистична, Джеррод. Не так часто матери-одиночки отдают своих детей на усыновление.

Он стиснул зубы:

— Без нее мне лучше.

— Конечно.

Брайана помедлила, но потом все же задала еще один вопрос:

— А об отце ты что-нибудь знаешь?

Джеррод пожал плечами:

— Вероятно, он давно умер.

Она приподняла брови:

— И ты даже не интересовался?

— Нет, — он поморщился. — Послушай, я не хочу ничего знать о своих биологических родителях. И Мэтт тоже. Наши настоящие родители — Кэтрин и Оливер Хаммонд.

Брайана позволила себе слегка улыбнуться:

— Знаешь, это глупо… но когда я в первый раз услышала, что Ховард до сих пор считает своего украденного сына живым, я подумала, его сыном мог быть ты.

Джеррод фыркнул:

— Забавно. Сын Аниты и Ховарда Блэкстоуна! Какая гремучая смесь! — Он потряс головой: — Нет, боюсь, что я никаким боком к Блэкстоуну не отношусь. И слава богу.

Брайана молча с ним согласилась. Усыновленный и воспитанный Хаммондами, он был Хаммондом. И если выяснится, что по крови он принадлежит к семье своего врага, Джеррод не сможет принять это. Особенно учитывая то, как поступила с ним мать.

Мужчина нежно взял ее за подбородок и легким поцелуем коснулся губ.

— Спасибо, — произнес он, отстраняясь.

— За что?

— За то, что выслушала. За то, что поняла.

— У меня чуткие уши, — ответила она. На душе у нее стало удивительно тепло.

— Замечательные уши. Совершенные, — прошептал Джеррод, легонько куснув ее за мочку уха.

Брайану мгновенно охватил пожар желания.

— Мы собирались на фестиваль Мумба? — с трудом произнесла она.

— После.

— После чего? — прошептала она.

— После того, как займемся с тобой любовью.

Незадолго до начала фестиваля Джеррод торопливо оделся и сбежал, отговорившись срочными делами. Правда, пообещал скоро вернуться. Брайана заподозрила, что дела здесь ни при чем. Просто Джерроду необходимо было побыть наедине с самим собой. Не каждый день он изливал душу перед женщиной.

Несмотря на его бегство, она чувствовала облегчение. Ей показалось, что стена холодного отчуждения, которой он отгораживался от нее, исчезла. Можно было даже на минутку поверить, что между ними не стоит никаких денег.

Хотя, конечно, это был бы всего лишь приятный самообман. Его неприязнь к красивым женщинам не могла исчезнуть так быстро. Да и саму Брайану вряд ли он начал воспринимать иначе, чем ее сестру Марис. И свою мать.

Визит Аниты испортил Брайане настроение. Она лениво сползла с кровати, приняла душ и оделась в один из тех нарядов, которые Джеррод купил еще в казино. Настроение от этого не улучшилось.

Она уже пила горячий ароматный кофе, когда в проеме двери возник Джеррод.

— Ты выглядишь великолепно.

— Спасибо, — кисло ответила она.

— Это правда, — он явно заметил ее недовольство жизнью.

— Я знаю.

— И?

— Что ты хочешь услышать, Джеррод? Что я всю жизнь ждала, когда ты отвесишь комплемент? — ее слова граничили с откровенной грубостью.

Он нахмурился:

— Какая муха тебя укусила?

Брайана сделала глубокий вдох и приказала себе успокоиться. Она же сама не хотела, чтобы его отношение к ней менялось. К тому же, если он считает ее хищницей, жадной до денег, то никакие слова мнения его не изменят.