Принц-бунтовщик, стр. 8

Сделав несколько глубоких вдохов, Эмма также напомнила себе, что она многого добилась в жизни. Это помогло ей успокоиться. Она выберется из бесконечной паутины тропинок и вернется к работе. Нужно лишь время, чтобы сориентироваться.

Она снова пошла вперед. Тропинка уводила ее все дальше. Эмму мучила жажда, заставлявшая вспоминать путешественников, погибших от обезвоживания в пустыне. Интересно, как будут выглядеть ее кости, когда их найдут здесь несколько лет спустя?

— Смотрите, это останки шеф-повара, которого пригласили по случаю коронации. Бедняжка! Похоже, она умерла от голода. Могла бы догадаться, что можно погрызть кору кустарников…

Эмма пребывала в мрачных раздумьях о своей бесславной кончине, когда внезапно столкнулась с принцем Себастьяном.

— О!

Она остановилась как вкопанная и попыталась перевести дух. Какая радость, что в лабиринте оказался человек! Но почему им должен быть именно принц?

ГЛАВА ПЯТАЯ

Эмма вздохнула. Лучше натолкнуться на принца, чем беспомощно метаться по лабиринту в поисках выхода. Не нужно говорить ему, что она заблудилась. Себастьян не должен догадаться, что несколько минут назад она была на грани паники.

Принц был в простой голубой рубашке и джинсах, которые сидели на нем как влитые. Эмма была поражена его мужественной красотой. В Себастьяне было нечто особенное, что отличало его от других привлекательных мужчин.

Эмма была рада, что надела элегантные брюки и накрахмаленную белую рубашку, хотя зеленые пятна от травы могли в любую минуту повергнуть ее в смущение. Волна спутанных волос разметалась у нее по плечам, и она пожалела, что не успела расчесать их.

— Добрый день, мисс Вэлентайн, — удивленно протянул Себастьян. — Как вы сюда попали?

— Я — как бы это выразиться? Свалилась. — Эмма сделала шаг назад и остановилась. Где же все-таки выход?

Принц взирал на нее без особого восторга.

— Разве вам неизвестно, что лабиринт открыт лишь для членов королевской семьи? — ледяным тоном осведомился он.

— Извините. Я поскользнулась и скатилась по склону…

Эмма умолкла. Она едва не рассказала ему все подробности своего падения. Чем он, интересно, располагает ее к признаниям?

Плечами, не иначе. Они очень широкие, и инстинкт подсказывает ей, что за ними она была бы как за каменной стеной.

Но ей не нужен покровитель. Она не будет зависеть от мужчины: в этом Эмма поклялась себе много лет назад. Но, если она не будет следить за своей речью, Себастьян может узнать о ней слишком много.

— Не буду мешать вам… — она повернулась, готовясь уйти.

Он схватил ее за руку и нахмурился, увидев царапины.

— Думаете, что сможете выбраться отсюда, не погубив зеленые насаждения?

Эмма услышала удивленное восклицание и, обернувшись, увидела, что неподалеку стоит скамья, а на ней сидит герцогиня Сэндстроув, тетка принца.

— Не слушайте его, дорогая. Мы очень рады снова встретиться с вами. Пожалуйста, посидите со мной.

Высвободив руку, Эмма подошла к пожилой даме.

— Я не хочу нарушать ваше уединение.

— Пустяки. Садитесь и давайте поболтаем.

— Тетя, у Эммы, должно быть, есть более важные дела, — хмуро возразил Себастьян.

— Какие могут быть дела, если она гуляет по парку? Вернее, по лабиринту. — Труди протянула Эмме бутылку с водой, которую та с благодарностью приняла. — Отдохните, дорогая. Это премиленькое местечко.

Труди продолжала болтать, но Эмма слушала ее вполуха. Поймав насмешливо-раздраженный взгляд Себастьяна, она вздрогнула. Ей показалось, что принц видит ее насквозь. Удивительные карие глаза заворожили молодую женщину, и у нее возникло странное ощущение: она могла бы поклясться, что Себастьян дотронулся до нее.

Конечно, это невозможно. Он стоит слишком далеко. Но тем не менее она ощутила обжигающее прикосновение пальцев, скользнувших по ее щеке к ключице. У Эммы вырвался резкий вздох, и она прижала руку к ключице. Ничего.

Волшебство какое-то.

Она моргнула и заставила себя отвести глаза. Когда Эмма снова взглянула на Себастьяна, он смотрел вдаль, словно ничего не произошло.

Атмосфера была явно напряженной, и Эмма внезапно догадалась, что прервала какой-то неприятный разговор. Возможно, пожилая дама подумала, что присутствие Эммы заставит Себастьяна сдерживать свой гнев. Печальное заблуждение!

Увидев кипу газет, лежавших на земле перед скамейкой, Эмма поняла, о чем шла речь. Все первые полосы были посвящены Себастьяну; газеты пестрели фотографиями принца в окружении красивых женщин. Заметив, что Эмма проявляет к ним интерес, Труди попыталась запихнуть их под скамью носком туфли.

— Пытаешься скрыть мое прошлое, тетя? — саркастически произнес Себастьян. — Не трудись. Когда появляешься на передней странице газет, секретов больше нет. — Он вытащил газету и посмотрел на бичующий заголовок. — Так вот что думает обо мне страна, которой я буду править.

— Это не имеет значения, — попыталась успокоить его тетка. — Как только они узнают, какой ты на самом деле…

Себастьян горько улыбнулся.

— Моя тетя находится под действием сладостного заблуждения, будто знать меня — значит любить, — язвительно пояснил он. — Совсем наоборот, дражайшая родственница. Правительство и советники давным-давно знают меня, и я не вызываю у них ничего, кроме ненависти. Они любили Джулиуса. Им нужен он, а не я.

Сочувствие к принцу шевельнулось в сердце Эммы, и неожиданно для себя она выпалила:

— Однако Джулиус не настолько любил их, чтобы взять на себя управление страной, не так ли?

Себастьян удивленно посмотрел на Эмму, и в его улыбке она не заметила привычной иронии.

— Устами младенцев… — пробормотал он.

— Я не младенец! — возмутилась Эмма.

— Неужели? — ухмыльнулся Себастьян.

Его взгляд задержался на Эмме, и она почувствовала, что ее бросило в жар, словно от глотка бренди в холодный зимний день.

— Не надо обращать внимание на общественное мнение, — быстро заговорила Труди. — Все изменится, как только ты женишься. Если бы удалось найти подходящую женщину!

Губы Себастьяна дрогнули в улыбке.

— Тетя, ты меня обижаешь. Женщины, с которыми я встречался, вполне подходили мне.

Выразительный взгляд, который тетка бросила на племянника, заставил Эмму улыбнуться. Внезапно Себастьян спросил:

— Что случилось с псом Джулиуса?

Труди пожала плечами.

— С Лаго? Понятия не имею.

Себастьян нахмурился.

— Возможно, он живет на конюшне, — предположила тетка.

— На конюшне! Он же домашний пес, — сердито сказал Себастьян. — Пойду поищу его.

— Не сейчас, — воскликнула Труди. — Мы ждем Агату, не забыл?

Кто это? — мелькнула у Эммы мысль.

— В детстве у меня была собака — мой лучший друг. Но мне пришлось расстаться с ней, когда мы переехали в Лондон, — дрогнувшим голосом сказала она.

В глазах Себастьяна промелькнуло сочувствие, которое мгновенно исчезло, когда Труди заявила:

— Сейчас не до Лаго. Тебе нужен не пес, а невеста.

Он кивнул и бросил на тетку презрительный взгляд.

— Понятно. Ты хочешь, чтобы я оправдал надежды семьи.

— Не только семьи, дорогой. Всей страны. Подумай о Меридии.

На мгновение бунтарский огонь вспыхнул в глазах Себастьяна. Эмма подумала, что ей бы тоже не понравилось жить по указке.

— Моя репутация в прессе создаст немалые проблемы с выбором невесты, — беззаботно заметил Себастьян.

Герцогиня Сэндстроув взмахом, руки отмела это возражение.

— Множество женщин ухватятся за возможность выйти замуж за короля Меридии.

— Да, но вряд ли я сделаю предложение представительнице прекрасного пола, которая ухватится за эту возможность.

— У тебя нет иного выхода.

— Может быть, мне следует жениться на Эмме, — нашелся Себастьян, оценивающе глядя на нее.

— Должна разочаровать ваше высочество. Я не вышла бы за вас замуж, даже если бы вы были последним мужчиной на земле, — твердо заявила она.