Журнал «Компьютерра» №39 от 25 октября 2005 года, стр. 32

Результаты

Что дало участие в проекте, помимо опыта? Прежде всего, материальный бонус. Конечно, я бы все равно занимался разработкой XSieve, однако $4500 на дороге не валяются. Кроме того, если бы не необходимость дать результат, XSieve так бы и остался исследовательским прототипом и не стал бы программой, доступной широкому кругу пользователей.

Полезным также оказался PR. Одно дело — безызвестный open source проект в море себе подобных, и совсем другое — оказаться среди четырехсот человек, к которым привлечено внимание пользователей и обозревателей. XSieve вообще повезло: список проектов, в которых Google выступает как ментор, вызовет особый интерес. А таких проектов всего тринадцать.

Дополнительную рекламу можно получить в прессе. Некоторые издания не просто упомянули о SoC, но и захотели переговорить с участниками. Таким образом, в Economist появилась статья про SoC, а Dr. Dobb’s Journalпредложил авторам рассказать о своих проектах (и скоро там будет статья про XSieve). Также проявлял интерес журнал Red Herring, но оттуда пока нет никаких известий. И, наконец, мой рассказ про SoC и XSieve публикуется в «КТ».

Google тоже не остался внакладе. Во-первых, про SoC и Google пишут уже не первый месяц, причем не только компьютерные издания. Во-вторых, компания нашла немало талантливых студентов. Процесс найма на работу уже начался.

Ну как, возникло желание принять участие в Google Summer of Code 2006?

Участвовать в программе могли студенты не моложе восемнадцати лет, не связанные с Google (таким образом, работники компании, интерны, члены семей исключались). Каждый человек мог заниматься не более чем одним проектом. Каждый проект должен был быть реализован одним участником. Google каждый проект обошелся в 5 тысяч долларов — по 500 ментору и студенту в независимости от результата и еще 4 тысячи долларов студенту в случае успешного завершения проекта. Считалось, что все проекты были запущены 1 июня и должны быть завершены до 1 сентября.

РЕПОРТАЖ: Canonический Париж

Эти выставки проходят с пятилетним интервалом. 30 октября 2000 года в Париже уже отшумела Canon Expo 2000, а ее одноименные товарки побывали в Нью-Йорке и Токио. Местом проведения EMEA-версии[Аббревиатура EMEA объединяет все страны Европы, Ближнего Востока и Африки] Canon Expo 2005 снова был выбран Париж, куда корпорация пригласила около десяти тысяч гостей — бизнес-партнеров и представителей прессы.

Журнал «Компьютерра» №39 от 25 октября 2005 года - _upload611w33i1.jpg

Пять лет назад выставка поселилась в Лувре (том самом!), а на сей раз организаторы выбрали деловой пригород Парижа La Defence. История его появления, к слову, довольно занимательна. Париж — город старинный, и здания там имеют высоту, соответствующую строительным технологиям многовековой давности. Однако наряду с туристическим бизнесом в нем развиваются десятки других, и когда нехватка офисных площадей стала вопиющей (50 тысяч евро за квадратный метр — обычная цена для здания в центре), мэрия приняла решение о строительстве высоток, призванных решить проблему. Но тут взбунтовались парижане, не желающие видеть ничего высокого, кроме Эйфелевой башни, с которой они кое-как смирились из-за ее очевидной привлекательности для кормильцев-туристов. Даже 59-этажную «малютку» Монпарнас, высота которой всего 209 метров[Напомню, что высота Эйфелевой башни 320,75 м], парижане называют уродиной и отказывают ей в праве на существование. Поэтому на окраине Парижа возник Ля Дефанс, где малоэтажных зданий нет в принципе. От него до исторического центра города минут двадцать на машине, если, конечно, не попадете в пробку, которые в Париже ничем не уступают московским.

Журнал «Компьютерра» №39 от 25 октября 2005 года - _upload611v33j2.jpg

Для гостей выставка началась с часового выступления г-на Фуджио Митараи (Fujio Mitarai), президента и CEO корпорации Canon. Не рискну пересказывать весь доклад, в котором г-м Митараи с победными интонациями рассказывал об успехах Canon, отмечу лишь несколько вех. Так, мы узнали, что прибыль корпорации стабильно растет, себестоимость производства неуклонно снижается, долговое бремя, висящее над большинством крупных IT-компаний, благодаря мудрому руководству удалось сократить до безопасного минимума[Для тех, кто интересуется экономикой и менеджментом: сегодня значение показателя debt ratio у корпорации Canon составляет 1,1% по сравнению с 33,6% в 1995-м]. Но нам, потребителям, не менее важным показалось сообщение о том, что уже с начала 2006 года Canon выйдет на рынок дисплеев — как миниатюрных OLED[OLED — organic electro-luminescence display (органические электролюминисцентные дисплеи)], предназначенных для использования в фотоаппаратах, видеокамерах и других профессионально-бытовых устройствах, так и крупногабаритных проекционных и SED-моделей. Если проекционными телевизорами нас не удивишь, то на технологии SED[SED — surface-conduction electron-emitter display (полупроводниковые дисплеи на основе электронной эмиссии)] следует остановиться чуть подробнее.

Canon начала разработки в этой области в 1986 году и занималась ими самостоятельно почти двадцать лет. Когда же появились результаты, пригодные для коммерческого использования, корпорация заключила партнерство с японской Toshiba. Совместно с последней построен завод, который в 2007 году будет выпускать до 75 тысяч SED-панелей в месяц, а к 2010 году планируется увеличить его мощности до трех миллионов панелей в год. Главное преимущество SED перед плазменными и ЖК-аналогами заключается в том, что они просто-напросто лучше показывают. На выставке было представлено достаточно сэмплов с брэндом Canon, и, смею заверить, качество изображения у них высочайшее. В одном из зальчиков даже повесили рядом представителей трех технологий с одинаковой диагональю и запустили на них один и тот же ролик, так вот ЖК проиграл SED всухую (картинка на нем была какой-то жухлой и неестественной), а плазменный экран хоть и боролся с лидером, но все равно уступал ему в точности цветопередачи и насыщенности оттенков. Разумеется, к подобным демонстрациям надо относиться с определенным скепсисом — в конце концов, плазменные и ЖК-телевизоры бывают очень разные, а к моменту появления SED-моделей в массовой продаже качество изображения на технологиях-"предшественниках" может существенно подрасти. Тем не менее заявка Canon выглядит впечатляюще, и хочется верить, что общими усилиями производители «тонких» телевизоров доведут цену до уровня ЭЛТ-моделей с аналогичными диагоналями, сохранив при этом безукоризненную цветопередачу и четкость линий. Кстати, технически SED-телевизор очень похож на ЭЛТ: и люминофор тут как тут, и электроны бегают, только все гораздо, гораздо тоньше.

Журнал «Компьютерра» №39 от 25 октября 2005 года - _upload611s33m3.jpg

Другим героем выставки стал фотоаппарат Canon EOS 5D[Внимание! Не путать с Konica Minolta Dynax 5D!], изюминка которого — полноразмерная CMOS-матрица с 12,8 мегапикселов на борту. Насколько знаю, подержать 5D в руках мне удалось в «Компьютерре» первому и только в Париже, потому что несколько сэмплов фотоаппарата, попавшие в Россию, расписаны по редакциям специализированных журналов на несколько месяцев вперед. 12 мегапикселов, разумеется, неплохо, но на меня самое большое впечатление произвела возможность снимать при ISO 1600, не боясь получить на выходе парад разнокалиберных шумов вместо фотографии. Конечно, цена в России порядка $3400 не позволяет мне рекомендовать 5D для покупки всем и вся, однако профессионалам такая трата вполне по плечу, а через год-другой полноразмерные матрицы могут появиться и в тысячедолларовых зеркалках. Думаю, возможность снимать без вспышки в полутемном помещении пригодится очень многим фотографам. Рядом с 5D можно упомянуть и прототипы фотоаппаратов в насквозь прозрачных корпусах. Правда, пока они работают лишь в отрисованных на компьютере презентациях, поражая воображение экранами на всю тыльную часть корпуса, но по мере распространения прозрачных микросхем такие концепт-камеры могут легко стать реальностью.