Журнал «Компьютерра» №36 от 04 октября 2005 года, стр. 7

Однако еще одна группа тех самых правообладателей, а именно киностудии, понимает, что нынешними средствами бороться с пиратами бессмысленно: перекроешь один канал распространения, и тут же появится несколько новых. Ведущие студии Голливуда — Walt Disney, Sony, Paramount, Warner Bros, Universal, 20th Century Fox — решили подойти к делу по науке и основали специальный институт под названием Motion Picture Laboratories (или MovieLabs), который должен разработать новые технологии борьбы с видеопиратством. В числе первоочередных проектов — создание инструментов, блокирующих распространение пиратских копий в Интернете, а также приборов, позволяющих детектировать и выводить из строя камеры, при помощи которых пираты ведут запись в кинозалах. Судя по всему, MovieLabs займется исключительно техническими средствами защиты, что, мягко говоря, не оригинально. Лучше бы взялись за экономические исследования — может, что путное и вышло бы.

Кто в доме патентам хозяин

Фактически не начинаясь, в США закончилось интересное судебное разбирательство, вывернувшее наизнанку общепринятые представления о патентном законодательстве и защите прав на интеллектуальную собственность. Для того чтобы законные владельцы патента не получали за него ни копейки, достаточно, как выяснилось, дабы на изобретение положила глаз крупная компания, работающая по заказу секретной государственной спецслужбы.

Вся история закручена вокруг так называемого «кратерного сцепления» (Crater Coupler) — оригинального способа соединения двух труб или кабелей без традиционной резьбы или фланцев. Эту идею, построенную на конструкции теннисного мяча, состоящего из двух симметричных половинок нетривиальной формы, разработали и запатентовали в начале 1990-х трое американцев — Френч, Монти и Ван Кейрен (Philip French, Charles Monty, Steven Van Keiren). Поначалу они сами предлагали Crater Coupler самым разным фирмам, а в итоге в 1995 году на них вышла солиднейшая компания Lucent Technologies (в ту пору — подразделение AT&T) и предложила попробовать эту конструкцию в качестве герметичного коннектора для соединения подводных оптоволоконных кабелей. В Lucent, впрочем, не скрывали, что занимаются этой задачей по заказу одной из секретных американских спецслужб, однако в подробности не вдавались.

Изобретатели, лелея надежду, что компания приобретет у них лицензию на патент, охотно согласились адаптировать конструкцию под конкретную задачу. В течение года они обеспечивали корпорацию нужной документацией, давали консультации, все разработки и тесты завершились успешно, так что «кратерное сцепление» было решено пустить в ход. Но едва изобретатели заикнулись об условиях лицензирования, Lucent их огорошила, заявив, что с оформлением лицензии ничего не выйдет, поскольку вся проделанная работа есть государственный секрет, а потому авторам идеи никто платить не обязан.

Попросту говоря, изобретателей элементарно надули. И как только они, после нескольких лет безуспешных переговоров «по-хорошему», попытались подать на Lucent в суд за нарушение патентного права, кражу торговых секретов и невыполнение условий контракта, против них тут же была выдвинута «тяжелая артиллерия». Нарушение патентного законодательства было отвергнуто судом на том основании, что по федеральному закону компании в подобных делах неподсудны, если их разработка предназначена для эксклюзивного использования правительством. А от всех остальных обвинений и от обязанности предоставить суду документацию Lucent освободили, прибегнув к юридической уловке под названием «привилегия государственных секретов». Как свидетельствуют американские адвокаты, эта «привилегия» досталась правосудию США в наследство от колониального прошлого и ее применение исполнительной государственной властью пока осечек не давало.

Госадминистрация вспоминает об этой привилегии всякий раз, когда надо без шума замять свои темные дела — к примеру, в операциях спецслужб. Именно так была прекращена судебная тяжба активистов, протестовавших в 70-е годы против войны во Вьетнаме и пытавшихся добиться правды о нелегальной слежке за ними со стороны АНБ. В 1991 году тем же самым образом дали по рукам банкиру, невольно втянутому в нелегальные операции ЦРУ по отмыванию денег и в результате поломавшему себе карьеру попытками выбраться из этого болота. Совсем недавно, в 2004 году, администрация Буша прибегла к этой же привилегии, чтобы заткнуть рот бывшей переводчице ФБР Сибел Эдмондс (Sibel Edmonds), которую уволили за критику Бюро, где неправильно, по ее мнению, используют программы автоматического перевода.

Для защиты прав государства на присваивание чужих изобретений «привилегию» использовали, похоже, впервые (апелляционный суд недавно подтвердил, что законно) и явно для того, чтобы не раскрывать подробности о конкретной области применения технического устройства. Хотя, по мнению независимых экспертов, особой тайны тут, судя по всему, нет. Хорошо известно, что со второй половины 1990-х годов Агентство национальной безопасности активно занимается перехватом информации от подводных трансокеанских оптоволоконных магистралей (см. «КТ» #581). И если Crater Coupler оказался очень удобным разъемом для надежного подключения к подводному кабелю, то, вероятно, именно его и используют в подобных шпионских операциях.

И теперь наш мирный атом…

Не успели пользователи привыкнуть к гигабайтам оперативной памяти в стандартных конфигурациях ноутбуков, как фирма atomChip заявила, что уже в январе следующего года на выставке Consumer Electronics Show представит ноутбук с тремя терабайтами (!) памяти, основанной на некой инновационной магнитооптической технологии.

Журнал «Компьютерра» №36 от 04 октября 2005 года - _upload608t5w1.jpg

Как говорят в AtomChip, речь идет о быстрой энергонезависимой памяти, заменяющей и оперативку (1 Тбайт), и жесткий диск (2 Тбайт). Ну а управляться все это хозяйство будет не менее впечатляющим процессором собственного сочинения с тактовой частотой 6,8 ГГц и 256 Мбайт кэш-памяти. На сайте компании уже можно обнаружить изображения якобы работающих модулей памяти в формате SoDIMM и 'твердотельных винчестеров' с ATA-коннектором, заявленная пропускная способность — до 8 Гбайт/с.

Изучив указанные на сайте ссылки и патенты, можно выяснить, что компания основана нашим бывшим соотечественником Шимоном Гендлином (Shimon Gendlin), который в начале девяностых эмигрировал в Израиль, а затем перебрался в Нью-Йорк. В России он занимался разработкой пьезомагнитных ячеек памяти для военной промышленности (их главное достоинство — устойчивость к электромагнитным помехам).

Революционная технология базируется на некоем запатентованном эффекте, носящем имя его первооткрывателя — 'эффект Гендлина'. При этом суть технологии на сайте AtomChip и в американской патентной заявке почему-то описывается по-разному.

Согласно первому источнику, разработан композитный материал, обладающий одновременно и ферромагнитными, и квантовооптическими свойствами, который может использоваться как среда для хранения дискретной информации с очень высокой плотностью. Запись делается специальным (на основе преобразования Фурье) образом промодулированным лазерным лучом в присутствии внешнего магнитного поля. Данные хранятся в виде голограммы — суммы угловых поляризационных коэффициентов, где каждый коэффициент представляет собой 64-разрядное слово. На площади в один квадратный нанометр удалось уместить 64 слова по 64 бита в каждом, или 512 байт. Чтение выполняется аналогичным образом, только лазерный луч модулируется уже самой ячейкой памяти (и магнитное поле не требуется). И далее достаточно произвести обратное преобразование Фурье, чтобы разобрать только что считанные данные на отдельные байты.

Во втором источнике — патенте США — описан некий ферромагнитный материал, заключенный в микропустоты пористого кремния. При локальном изменении электромагнитного поля в соответствующем участке изменяется намагниченность ферромагнетика, сопровождающаяся микродеформациями кремния и излучением им квантов света. Несмотря на то что патент был выдан еще в 1998 году, на него почти никто не ссылается, научные работы Гендлина тоже почему-то обойдены вниманием коллег.