Портрет невинности, стр. 21

— Не стесняйся, я и так все там видел. К тому же я пришел не за этим. Ужин в восемь, у тебя полчаса на подготовку. И еще: моя мать устраивает вечеринку в среду, хочет представить тебя своим друзьям. Так что уехать раньше четверга у тебя не получится.

— Но ты же можешь просто отменить ее, — сказала Люси, закрепляя конец полотенца под мышкой.

Она встала, чувствуя себя очень уязвимой в одном полотенце в присутствии Лоренцо, излучавшего первобытную энергию даже в своем темном классическом костюме. Глубоко дыша, пытаясь успокоить сердце, она добавила:

— Тебе придется отменить вечеринку. Я сказала Элейн, что вернусь самое позднее в среду вечером, и она взяла выходной в четверг.

— Я ничего не знал о вечеринке до сегодняшнего дня. Если бы знал, то принял бы меры. Я привез тебя сюда, чтобы вычеркнуть из своей жизни и жизни моей матери, а не привязывать тебя к нам еще крепче.

Еще не договорив, Лоренцо понял, что это была вообще очень плохая идея. О чем он только думал? Впрочем, одного взгляда на Люси в полотенце хватило, чтобы ответить на этот вопрос. Она овладела его разумом, и единственным разумным шагом было убраться от нее подальше.

Люси знала, зачем приехала сюда, но ей все равно было больно слышать слова Лоренцо. Быстро взглянув на него, она заметила, что он стиснул зубы, как будто пытаясь удержать непрошеные мысли, но потом решила, что ей показалось.

— Так или иначе, я уже ничего не могу сделать, — пожал плечами Лоренцо и ухмыльнулся: — Но если захочешь предложить моей матери отменить вечеринку, не смею мешать. Лучше ты, чем я.

Все еще кипя от возмущения, Люси наконец нашла свое белье, аккуратно разложенное по ящикам в гардеробной. Из нескольких нарядов, которые она привезла с собой, Люси выбрала маленькое черное платье. Времени укладывать волосы не было, и Люси просто зачесала их и скрепила на затылке серебряной заколкой. Она сделала легкий макияж, надела босоножки на высоком каблуке и вышла из комнаты.

Ее запястье украшали платиновые часы с бриллиантами, принадлежавшие ее матери. Она очень дорожила ими и надевала только в особых случаях. Не то чтобы сегодня был особый случай; скорее этот вечер обещал быть особо изысканной пыткой. Она попыталась настоять, чтобы Лоренцо поговорил с матерью, но он отрезал, что это нужно ей, вот пусть сама и говорит. В конце концов, вечеринка устраивалась в ее честь. А если она попросит Анну отменить ее, его мать смертельно обидится и больше не захочет видеть Люси, чего как раз и добивался Лоренцо.

Он прекрасно знал, думала Люси, спускаясь по широкой лестнице, что она никогда не сможет так оскорбить человека. Хотя, может, и не знал, ведь для него она была не лучше уличной девки.

В холле Люси помедлила и поправила бретельки платья — еще одной покупки Лоренцо. Она выбрала его сегодня, потому что после окончания этой авантюры все его подарки отправятся в благотворительный магазин. Люси огляделась: стены были увешаны портретами — семейными, решила она, приметив во всех мужских лицах черты, более или менее похожие на Лоренцо; все женщины были исключительные красавицы. Люси вдруг спросила себя, что она здесь делает, и едва не убежала обратно. Однако словно выросший из-под земли дворецкий Джанни подошел к ней и предложил проводить ее в гостиную. Она улыбнулась ему и кивнула, чувствуя, как отступает паника. У дверей гостиной Люси поскользнулась на мраморном полу, ухватилась за Джанни, и они смеясь вошли в гостиную, где тихо переговаривались Лоренцо и Анна. Они подняли голову на звук вторжения, дворецкий исчез, а Анна встала и шагнула Люси навстречу.

— Милая Люси, надеюсь, вы отдохнули. Я была в таком восторге от вашего подарка, что забыла о манерах, — обезоруживающе улыбнулась она.

Люси ответила на улыбку. Анна была очаровательной женщиной. Жаль, что сын не пошел в нее, подумала Люси, взглянув на Лоренцо, стоявшего у камина со стаканом виски в руке.

— Дамы, почему бы нам не присесть? — предложил он, выпрямляясь и проходя к изысканно сервированному столу. Он придержал стул для материи, когда Анна села, обошел стол и выдвинул стул для Люси, — Люси, дорогая, присаживайся, — ласково сказал он.

Люси, конечно, сразу поняла, что это всего лишь представление для Анны. Она так же фальшиво улыбнулась Лоренцо и села.

Ужин, начавшийся так неловко, оказался не так плох, как ожидала Люси. Анна настояла, чтобы она попробовала красное вино, открытое специально для нее; Лоренцо сидел во главе стола, а женщины — по обе стороны от него, так что они с Анной могли спокойно разговаривать через стол. Первое, что сказала Анна после того, как они попробовали вино, было:

— Люси, дорогуша, мне не следовало без предупреждения организовывать вечеринку, но я не знала, что ваше время ограничено и вы улетаете в среду, Лоренцо только что сказал мне об этом. Я понимаю, что вам нужно домой, у вас ведь бизнес, но я очень надеюсь, что вы почтите нас своим присутствием. Все мои друзья приглашены, и графиня делла Скала с нетерпением ждет встречи с вами. Я буду счастлива, если вы останетесь, к тому же вы с Лоренцо сможете провести вместе больше времени. — И она солнечно улыбнулась.

Похоже, эмоциональный шантаж — любимое развлечение этой семьи. Люси вскинула голову, посмотрела на Лоренцо и заметила в его глазах заинтересованный блеск. Она обворожительно улыбнулась.

— Так мило, что ты беспокоишься о моих делах, Лоренцо, солнышко, — сказала она и повернулась к Анне: — К сожалению, моя подруга Элейн, которая присматривает за моей галереей, ждет меня в среду вечером: утром в четверг ей к зубному. Но эту проблему легко решить: я просто позвоню ей и скажу, чтобы она не открывала галерею в четверг. Вернусь на день позже, ничего страшного.

— Нет, я не хочу злоупотреблять вашим расположением, — поспешно ответила Анна. — Зачем вам терять день? Лоренцо подыщет кого-нибудь, кто приглядит за галереей. Так вы сможете остаться до конца недели. Я уверена, ваша подруга не откажется от небольшого внепланового отпуска.

Люси закусила губу, чтобы не расхохотаться, увидев выражение лица Лоренцо: ужас, быстро прикрытый удивлением.

— Ты ведь можешь так сделать, Лоренцо?

Лоренцо угрожающе посмотрел на Люси и кивнул:

— Конечно, мама, если Люси согласится. Думаю, я смогу отправить туда кого-нибудь в среду днем, чтобы Элейн показала им, что к чему. Один день или два, Люси?

— Одного вполне хватит. — Она знала, что ему нужен именно этот ответ, да и сама не видела смысла оставаться здесь дольше. Зачем растягивать агонию?

— Отлично, так и сделаем.

И они принялись за еду. Дворецкий предложил Люси еще вина; она согласилась, удивившись, когда это успела допить первый бокал. Анна говорила без умолку, по большей части об Антонио, а Лоренцо сидел молча, мрачный и неподвижный.

— Доктора говорили, что Антонио выжил чудом: он очень болел, когда был маленький. Я часто спрашивала себя, не я ли, не мой ли солидный возраст были виной тому: между Антонио и Лоренцо десять лет разницы. Однако он поборол болезнь и вырос полноценным человеком. Жаль только, что он прожил так мало…

Люси слушала ее и думала, что наверняка именно бесконечные разговоры о чудесном младшем брате сделали Лоренцо таким замкнутым и скупым на проявление чувств. Разговор прервался, когда принесли главное блюдо, и Люси поспешила сменить тему:

— У вас изумительный дом, Анна. Моя спальня — просто восторг, а сад — настоящий рай. Так удивительно хорошо спланирован! С любой точки открывается цельный и гармоничный вид. Кто-то в вашей семье был ландшафтным дизайнером от Бога.

— Садоводство — моя страсть, — сказала Анна, явно польщенная похвалой Люси. — Когда Лоренцо пошел в школу, мой муж разрешил мне все здесь перепланировать. Три года у меня ушло на то, чтобы все рассчитать и закупить все необходимое. Иногда Лоренцо помогал мне. — Она с любовью посмотрела на сына. — Предупреждаю вас, Люси: он любит самые яркие цвета, что странно при его серьезной натуре.