Сами мы не местные... (СИ), стр. 18

— Хреново, кажется это на третьем, а меня запихнули на второй, — расстроено сообщил парень.

Поднимаясь по лестнице с довольно интересной резьбой на перилах, встретили несколько парней, несущихся куда-то сломя голову и чуть не сбивших нас с ног, за что один всё же заработал тычок от Михи, но даже не обратил на это внимание, и промчался дальше.

Причина выяснилась при подходе к пролету на втором этаже. Там находилось нечто полупрозрачное и прицельно метало теми самыми плодами, срывание которых я как раз наблюдал у общежития. При попадании во что-нибудь, они с громким хлопком лопались и испускали просто-таки непередаваемые ароматы канализации. Весь этаж прямо благоухал ими. Быстро зажав носы, мы не сговариваясь пронеслись мимо, еле уклонились от развернувшегося к нам метателя, помчались выше. Запыхавшиеся, но довольные как коты после мартовского загула, ведь удалось увернуться из-под пары снарядов, остановились на нужном этаже. Здесь благоухало поменьше, но всё же стоило быстрей уходить, а то и сами провоняться можем, а ещё хуже — нарвемся, и нас примут за тех, кто устроил этот тир.

Быстро подойдя к нужному номеру, Мих велел поднести снова жетон к ручке и потом рукой дотронуться до небольшой выемки справа от двери. Проделав все эти действия, быстро шмыгнули вовнутрь и плотно закрыли за собой двери.

Я с интересом окинул взглядом помещение. Большая светлая гостиная в бежевых тонах. Противоположная от входа стена полностью заменялась огромными окнами от пола до потолка и похожей на стеклянную, дверью на балкон. Нежно-голубая занавесь немного приглушала солнечный свет, льющийся оттуда. В центре находился длинный диван с множеством небольших подушечек, напротив которого стоял журнальный столик. Два стола по разным сторонам комнаты, явно заменяющие письменные, с небольшими креслами, примостившимися сбоку от них. Моё внимание привлекли две двери напротив друг друга, на одной горела какая-то табличка.

— Та комната занята, значит твоя эта, — пояснил парень и, подойдя к левой, заставил меня проделать все те же манипуляции, что и у входной двери.

Наконец попав в теперь уже свою комнату, я быстро окинул взглядом обстановку, почти ничем не отличающуюся от моей гостиничной. Затем, не откладывая, вцепился взглядом в Миху.

— Рассказывай.

— Может сначала ты расскажешь про хмыря, который был с тобой? — скидывая с себя обувь и без спросу устраиваясь поверх покрывала на кровати, процедил парень.

Решив не упрямиться, в конце концов какая разница кто первый начнет, к тому же меня прямо таки подмывало поделиться с кем-то своими утренними приключениями.

Заметив, как я взглядом ищу стул или хотя бы кресло, Мих пояснил.

— Это считается спальней и вроде как не положено лишнего, сюда, кстати, ход закрыт всем, какая-то охранка, только с твоего личного приглашения можно войти или с тобой вместе.

— Откуда знаешь?

— Я не шарюсь по кустам с парнями и первым делом думаю о деле, — заметив мой предостерегающий возмущенный взгляд, он тут же стушевался. — Да ладно тебе, просто если б был внимательней, то видел бы при входе в академгородок кучу брошюрок. Вот там много полезностей и вычитал, пока ждал тебя.

— Ждал?

— Нет мля, мне нравится сразу с участка бежать ни свет ни заря в академгородок и бродить между этих джунглей, прикидываясь Тарзаном.

— Так на входе нужно было подождать…

— Тут два входа!

Миролюбиво подняв обе руки, а то парень явно начинал заводиться, я устроился с другого боку кровати и начал пересказывать все свои злоключения за то время, что мы не виделись. Парень внимательно слушал и периодически явно еле сдерживал смех, но при виде моей возмущенной физиономии тут же затыкался и, пристроив на лицо сочувственное выражение, понимающе кивал, только искорки в глазах, выдавали с головой.

— Теперь ты! — выговорившись наконец, тут же потребовал я, устраивая поудобнее голову на животе парня, который явно не возражал против использования себя вместо подушки.

— А что я? Оказалось, что настоящий Мият, частенько попадал в участок. Мои батяни решили, что мне стоит посидеть там хоть до утра, для профилактики, и только тогда заплатили штраф. Как только вышел с участка, тоже напоролся на такое же чудо как ты. Мухлик бля, лучше б херик назвали. Я, если почестноку, тоже здорово перетрухал, вот и с размаху звезданул его, только когда он отлетел на пару метров и спросил за что хозяин его бьет — догнал, что нужно лезть в память.

Услышав мой смешок, парень недовольно пробурчал что-то, потом продолжил:

— Почти сразу помчался искать тебя. Заодно узнал, что быть оборотнем — это полный писец. Зрение такое, что вижу даже жука хрен знает с какого расстояния. В темноте, кстати, я тоже вижу. Как ты ушел, почти сразу в камерах вырубили свет, вот и выяснил на себе… Уже тут, в городке, чуть не оглох, когда вошел в столовку. Это не слух, а разрыв мозга. Думал башка сразу лопнет, еле выполз оттуда и уже на скамейке начал учиться уменьшать звуки в башке… Потом выудил из памяти пацана, что он мог обращаться, раз десять пытался — хрен. Просто они ещё в детстве учатся этому и объяснений нормальных не нашел, а методом тыка не очень пошло…

— Теперь зато знаешь, — чувствуя, что начинаю засыпать, даже встряхнул головой, всё же я не выспался.

— Угу, — укладывая мою голову назад, согласился парень. — Ну, ещё оказалось, что Мият со вчера заселился в общежитие, так что зашел проверить где придется жить. Там чуть начистил рыло соседу. Думал он нормальный парень, а потом… В общем, Мият даже не хотел возвращаться в номер, поэтому и сидел в кабаке из-за этого чижика, пока на Яроша не напоролся и не начал срываться на нём. Вот пришлось объяснить…

— А как? Тут же магия и…

— Молча. Подошел, вырубил, он не ожидал, лось здоровый…

— Мих, а что теперь будем делать? — спросил я, поняв, что больше от парня ничего не добьюсь.

— Теперь ты пошлешь нахер этого змеерыла и будешь слушать меня.

— С чего это?! Я…

И тут небольшая кругляшка, сбоку от двери, тихо запищала и начала сверкать, как светомузыка разными цветами.

Изумленно уставился на это непонятное явление, я тут же получила указание от парня подойти и приложить руку к ней. С тяжелым вздохом встав, потопал, не одевая обуви, к этому бешенному светлячку. Только приложил руку, как раздался знакомый металлический голос:

— Посетитель. Гарриш Солюм.

Недоуменно постояв пару секунд, уставившись на дверь, даже подпрыгнул на месте.

— Брат пришел.

Глава 4

Испуганно оглянувшись на Миху, я истерически начал рыскать глазами вокруг — куда его спрятать. Шкафов не заметно, маленькая тумбочка в углу — разве что заделаться расчленителем и его туда по кускам утрамбовывать, гардеробная — мало ли, там с магией связано, вдруг потеряется в каком то пространственном завихрении, ищи его потом…

— Не кипиши! Просто не пускай его сюда, пусть в гостиной с тобой болтает, — понаблюдав за моими метаниями, быстро сориентировался Мих.

Благодарно взглянув на него и пожелав себе 'ни пуха- ни пера', уже шагнул за порог спальни, когда тихий голос парня донесся до меня:

— Только дверь не до конца прикрывай, хочется узнать — чего нам ждать от твоего брательника.

Набрав побольше воздуха и немного успокоив бешено стучавшее сердце, я уже уверенней подошел к входной двери, распахнул её и… уставился в просто невероятно голубые глазищи, метавшие почему-то чуть ли не молнии.

— Так и будешь стоять столбом? — вопросило это голубоглазое чудо. — Разреши войти! Я уже провонялся тут, пока ждал, когда же меня соизволят пустить. Ну!

— Входи, — послушно сказал, и тут же был сметен им. Он как вихрь ворвался, задев меня плечом, отчего я отлетел и больно стукнулся об стену. Только уже остановившись возле дивана, парень повернулся и злобно уставился на меня.

Нет, ну таких экземпляров точно должны держать в закрытых бункерах и на люди не выпускать, чтоб их на сувениры не растащили. Парень и вправду оказался невероятно смазлив, высокий, широкоплечий, четко очерченные губы и скулы, длинные черные ресницы и красивая дуга бровей. Только белые кудряшки волос, спиральками спускающиеся до плеч, рушили впечатление холодной красоты статуи, будто придавая ей жизни.