Моя жизнь, стр. 2

Приведенных примеров достаточно, чтобы показать, с какой тщательностью и осторожностью готовил Амундсен свои экспедиции и как он побеждал стихию. Но не одни только стихии приходилось ему преодолевать. Прославленный полярник должен был бороться за каждую крону, необходимую для организации каждой новой экспедиции. Он всегда нуждался в деньгах. Уже при организации первой своей экспедиции на «Йоа» Амундсен задолжал всюду и везде. Кредиторы требовали немедленного возврата денег, угрожали судом, пытались наложить арест на судно. В тот самый момент, когда приготовления были завершены, заимодатели потребовали уплаты долгов в 24 часа, иначе они грозили привлечь Амундсена за мошенничество и посадить в тюрьму. Тогда молодой исследователь решился на отчаянный шаг. Он собрал участников экспедиции и в дождливую темную ночь тайком вышел в море. Когда занялся день, «Йоа» уже качалась на волнах Атлантического океана.

Амундсен не раз пишет о чаше горечи, которую ему пришлось испить при организации всех без исключения экспедиций. «Бесконечные задержки и удары, наносимые гордости и самоуважению, — вот что сопутствует попыткам найти деньги, и это трагедия в жизни исследователя».

Во время первой мировой войны Амундсен собирал необходимые средства для будущей экспедиции путем покупки акций одной из пароходных компаний. Человек отнюдь не коммерческого склада, он стремился к наживе не ради самой наживы, а для того, чтобы обеспечить свою будущую работу. Однако и здесь его постигло разочарование. Курс норвежской кроны после войны резко упал, и ему опять пришлось повсюду искать помощи. Всемирно известный исследователь вынужден был снова пройти неизбежные в буржуазных условиях унижения.

Готовя экспедицию на самолетах и, как всегда, испытывая финансовые затруднения, Амундсен имел неосторожность довериться авантюристу Хаммеру. Результаты оказались печальными. Они привели «к самому болезненному, самому унизительному и, по правде говоря, самому трагическому эпизоду моей жизни», — с горечью говорит он.

Руал Амундсен очутился без гроша и был объявлен банкротом. Кредиторы набросились с непостижимой яростью, и ему до последних дней своей жизни пришлось выплачивать долги.

Полеты на аэропланах со Шпицбергена и трансатлантический перелет на дирижабле «Норвегия» оказались возможными только потому, что их финансировал американский миллионер меценат Элсворт. А сколько часов, дней, месяцев и лет потерял Амундсен на чтение лекций в разных странах, на газетные статьи только для того, чтобы добыть необходимые деньги на экспедиции, которые служили всему человечеству.

Так всю жизнь знаменитый полярный исследователь находился в финансовых тисках, и лишь смерть избавила его от них.

Нередко Амундсена обвиняют в честолюбии, в излишнем стремлении к сенсации, к спортивным рекордам, к жажде всегда и во всем быть первым. Скажем прямо: он не был равнодушен к славе. Еще в юные годы он говорил немецкому ученому Георгу Неймайеру «о своей честолюбивой мечте стать первым, кто откроет Северо-западный проход». Когда американец Пири раньше него достиг Северного полюса, у него сразу пропал всякий интерес к этому замыслу. «Должен сознаться, что это был серьезный удар. Раз я хотел поддержать честь своего имени как исследователя, мне нужно было как можно скорее одержать ту или иную сенсационную победу», — признается он.

В бухте Фуншал, на острове Мадейра, собрав всех на палубе, он неожиданно объявляет, что «Фрам» не пойдет к Северному полюсу, он пойдет к Южному», и затем он сообщает Р. Скотту, что хочет «конкурировать с ним в открытии Южного полюса». В данном случае спортивный интерес, несомненно, играл не последнюю роль.

В 1906 году, придя в Ном на «Йоа» с востока, а в 1920 году на «Мод» с запада, он, таким образом, совершил первое кругосветное путешествие в арктических водах. «В наше время рекордов — это имеет свое значение», — записывает Амундсен в своем дневнике. Свои путешествия он сам называет «славными». И все-таки обвинения Амундсена в излишнем стремлении к рекордам и славе не совсем справедливы. Во-первых, Руал Амундсен своей беззаветной деятельностью открыл новую яркую страницу в области полярных исследований, чем заслужил всеобщее признание. Во-вторых, в его работе интересы науки играли совсем не малую роль. Амундсен пишет о трансатлантическом перелете через Северный Ледовитый океан так: «Мой интерес был продиктован не исключительно только жаждой приключений, но был также интересом географа и ученого». И это действительно было так.

Еще в 1901 году он отправляется на «Йоа» в плавание между Шпицбергеном и Гренландией. Попутно он выполняет для Нансена океанографические исследования в малоизученных в то время северных водах, и этими исследованиями Нансен остался очень доволен.

В 1903—1906 годах Амундсен прошел на «Йоа» Северо-западным проходом, чего никому не удавалось сделать в течение почти четырех столетий. Во время этого плавания Амундсен отводил исключительное место производству наблюдений в районе Северного магнитного полюса. Впервые произведенные там магнитные наблюдения были так обширны и полны, что ученым понадобилось целых двадцать лет, чтобы их обработать. Никогда до Амундсена наука не располагала столь обширными данными о явлениях земного магнетизма в районе Северного магнитного полюса.

Экспедиция Амундсена нанесла на карту новые острова и берега, например, острова Ховгарда в бухте Ля-Троб, острова Принцессы Ингеборг, острова Норденшельда. К северу от залива Маркэма была обследована группа островов, названных островами Королевского Географического Общества. Был положен на карту восточный берег Земли Виктории. В проливе Симпсона у острова Эда произведен промер глубин.

Помимо этого, по заданию Норвежского университета были собраны большие зоологические коллекции, а по поручению норвежских музеев — богатая коллекция из предметов эскимосского обихода. Орудия рыбной ловли, одежда, утварь, оружие и т.п. заполняли трюмы маленькой яхты, когда она возвращалась из своего плавания на «Йоа».

Во время похода к Южному полюсу научные изыскания не носили систематического характера, но метеорологические наблюдения производились неукоснительно. Кроме того, во время пребывания Амундсена на антарктическом материке «Фрам» был отправлен из Китовой бухты для ведения научных наблюдений в Южном Ледовитом океане.

Экспедиция на «Мод» также дала немало научных материалов. В первую же зимовку вблизи судна выросли своего рода метеорологические и магнитные обсерватории. По возвращении корабля из Нома, зимой 1920/21 года, на зимовке у восточных берегов Азии научные наблюдения не прекращались. Спутники Амундсена — Х. Свердруп и Вистинг — объехали все чукотское побережье от мыса Сердце-Камень до залива Креста и собрали богатый этнографический материал. Но особенно ценными оказались наблюдения над дрейфом льдов и изучение их физических свойств во время трехлетнего дрейфа «Мод» через Северный Ледовитый океан.

Несмотря на трагичность положения Амундсена и его спутников при вынужденной посадке на лед гидропланов № 24 и № 25 у 87°43' западной долготы, несмотря на то что ежедневный паек был уменьшен до 225 граммов , а люди работали сверх всяких сил над постройкой взлетной площадки и совершенно обессилели, там производились регулярные астрономические, метеорологические и океанографические наблюдения.

Во время полета через полюс на дирижабле «Норвегия» также велись астрономические и метеорологические наблюдения и, кроме того, наблюдения над атмосферным электричеством. В результате полета выяснилось, что между Северным полюсом и мысом Барроу на Аляске не было обнаружено никакой земли. До перелета географы вели между собой по этому поводу бесконечные споры.

На последнем этапе жизни Амундсен строил новые планы: он собирался заняться изучением древних культур народностей, населявших побережье Северной Америки и Северной Азии. Его интересовали вопросы этнографии, археологии и антропологии.

Таков облик Руала Амундсена как полярного исследователя и ученого. Здесь же следует коротко остановиться и на взаимоотношениях Амундсена с величайшим норвежским полярным исследователем Фритьофом Нансеном. Нансен сыграл в судьбе будущего полярного исследователя весьма заметную роль. Он рекомендован Амундсена людям, которые могли помочь ему в организации экспедиции в Канадский арктический архипелаг. Несомненно, что тогда еще никому не известный молодой полярный исследователь самостоятельно, без помощи прославленного ветерана арктических стран организовать экспедицию на «Йоа» не смог бы. Большую роль сыграло и одобрение Нансеном далеко идущих планов этой экспедиции. Сколь велико было влияние Нансена на молодого исследователя, показывает следующий факт. Амундсен пишет, что, когда Северо-западный проход, наконец, был пройден, он «остановился на минуту перед портретом Нансена и в это мгновение изображение словно ожило, будто Нансен смотрел на меня и кивал головой: „я это знал“. Я кивнул ему в ответ, улыбаясь от счастья, и вышел на палубу» (Руал Амундсен, Собр. соч., т. 1, Северо-западный проход, изд. Главсевморпути Л. 1939, стр. 333.).