Ночь Крови, стр. 41

Сегодня была ночь празднования, и во дворце собрались все фавориты и друзья Хотака. К нежным звукам лютней и свирелей добавлялись голоса медных барабанов и витых серебряных рожков — музыканты играли на любой вкус.

Хотак и Нефера скользили между танцующими, поражая роскошью нарядов и изяществом движений. Они не сводили глаз друг с друга, и окружающие восхищались их привлекательностью и любовью. На Хотаке были мерцающий шлем из самой лучшей стали, длинный красный гребень из конских волос свешивался далеко назад, мягкий плащ цвета морской волны оттенял серебристо-чёрное платье супруги.

Они танцевали как грозные Боги, тела их двигались в унисон с непередаваемой грацией. Император наклонился близко к Нефере, прошептав:

— Как давно мы не танцевали с тобой!

— Мы оба были заняты, муж мой… Управление империей требует много времени, не так ли?

— Это ещё и разделяет нас, что мне совсем не нравится… Ты слишком много времени проводишь в Храме, особенно в последние дни. А твоё место во дворце, рядом со мной.

Она ласково улыбнулась:

— Но я же была с тобой вчера вечером… и всю ночь.

— Я очень хорошо помню все. — Он погладил её по щеке.

Оркестр грянул завершающие аккорды, и партнёры остановились, переводя дыхание. Хотак поклонился жене; он слегка задыхался, а его мех блестел от пота. Нефера поправила платье, которое соблазнительно обтягивало её фигуру, что сводило императора с ума.

К Хотаку быстрым шагом приблизился помощник. Он не произнёс ни слова, но император все понял и кивнул.

— Опять вести из легионов, — слегка капризно произнесла Нефера. — И сейчас ты оставишь меня одну…

Отпустив помощника взмахом, Хотак прошептал:

— Но, в конце концов, я очень быстро вернусь. Как только император удалился, голос позади его супруги произнёс:

— Позвольте выразить восхищение вашими грацией и искусством танца, которые я наблюдал, моя повелительница — Лотан стелился вокруг Неферы, длинная серая мантия подметала пол. Его горло стягивала толстая золотая цепь с медальоном, знаком главы Высшего Круга, а на мантию спадала более тонкая цепочка, серебряная, на которой елейно поблёскивал символ Предшественников. В отличие от большинства собравшихся, Лотан не танцевал, избрав роль стороннего наблюдателя. — Этот вечер как нельзя лучше показывает, сколь вы сильны и могущественны.

— Император и я весьма довольны тем, как развиваются дела, — сказала верховная жрица, милостиво взглянув на советника сияющими глазами.

Он придвинулся ближе, зашептав:

— Именно в эту ночь представляется прекрасный момент, чтобы объявить лорда Арднора наследником.

Нефера уже говорила Хотаку об этом, но он решительно воспротивился. Муж явно размышлял о чём-то, что не желал говорить даже ей.

— Нет, мы можем позволить себе быть терпеливыми. Я уже устала говорить об этом Арднору, он очень горячится…

— Но ведь император уже откладывал церемонию много раз.

— Это случится скоро, обещаю тебе, Лотан… Хотак вновь появился среди веселящихся минотавров, и Лотан почтительно отступил, смешавшись с толпой.

— Моя дорогая, — игриво сказал император, — я думаю, нам стоит потанцевать ещё!

Оркестр грянул новую мелодию, на этот раз в ней преобладали военные, басовые нотки. Гости отбросили разговоры, закружившись в новом танце.

— Я прекрасно понимаю твою преданность Храму, Дорогая, — произнёс Хотак, обнимая супругу за талию и притягивая ближе, — но мне кажется, советник иногда приближается к тебе гораздо ближе, чем следовало бы…

— Он просто хочет быть услышанным в этом шуме, любимый…

Аромат моря коснулся ноздрей Неферы, и тень Такира материализовалась за плечом императора, незримо следуя за ними в ритме танца. Через некоторое время жрице начало казаться, что её ведут два партнёра — один материальный, другой призрачный.

«Хозяйка, — раздался голос в её сознании, — я вернулся».

Верховная жрица чуть склонила голову, кивая призраку.

«Как ты и думала, лорд Наймон собирает силы и единомышленников…»

Нефера давно ожидала, что старый хитрец просто так не сдастся и начнёт плести интриги. Она знала, что Наймон никогда не смирится с планами Хотака о наследном правлении. Жрица выразительно глянула на призрака, зная, что тот верно истолкует её взгляд и предпримет нужные действия.

Но Такир и не думал исчезать.

«След… след туманной твари пропал… — прошептали мёртвые губы. — Мне не хватает сил, чтобы идти его путями… Возможно, он ещё охотится, а может, уже рассеялся…»

— Ты хорошо себя чувствуешь, дорогая? — прошептал Хотак на ухо супруге. — Или долгий вечер утомил тебя?

— Все хорошо, просто на один миг закружилась голова… — Нефера не имела никакого желания говорить правду. «Проклятый Рахм снова избежит моей кары! — раздражённо думала она. — Я недооценила этого выскочку. Он смог надуть легионеров Хотака и бежать от верных стражей Бастиана, но как ему удалось уйти от слуг Храма?»

Резким кивком жрица приказала тени исчезнуть, и Такир послушно растворился в воздухе. Правда, она знала, что призрак явится по первому её желанию.

— Нефера?

Верховная жрица внезапно поняла, что музыка уже прекратилась.

— Ох, прости, пожалуйста, Хотак. Мне уже лучше. Император кивнул, ласково погладив её по плечу:

— Я хочу, чтобы сегодня ночью ты отдохнула вместе со мной.

Нефера элегантно поклонилась, обольстительно улыбаясь, но почувствовала, что огонь, ещё недавно так жарко пылавший в крови, погас…

— Ты ещё не ложился, как я погляжу, — сказал Азак, стоя в дверном проёме. — А ведь тебе надо выспаться.

Рахм поднял голову от бумаг:

— Сон? Да каждый потерянный час играет на руку Хотаку, укрепляет его власть!

Седой капитан невозмутимо пожал плечами:

— А если ты сойдёшь с ума от усталости, будет лучше? Хотак так и умрёт императором, а твоя семья останется неотомщенной. Рахм, не забывай, что ты хребет сопротивления, даже Джубал ждёт твоей поддержки и советов. Кроме того, я думал, что Нолхан уже привёз тебе достаточное количество готовых ответов.

— Это так, я как раз вношу последние изменения в наш главный план, — Рахм повернул кольцо на пальце и вновь склонился над картами.

— Хм… ну, я рад, что ты скоро закончишь…

Вместо ответа командующий бросил:

— Когда будут готовы новые баллисты? Они нам скоро очень пригодятся.

— Думаю, две уже почти завершены, правда, они получаются довольно неуклюжие, хуже, чем мы рассчитывали.

Рахм скривился:

— Только две? Тогда ставь одну на «Драконий Гребень», а вторую на «Красный Кондор». — Так теперь называлось бывшее имперское судно. — И пусть команды тренируются с ними, мне надо, чтобы они метко стреляли.

— Я так и распоряжусь… как только наступит утро. Оставшись один, Рахм в очередной раз пробежался взглядом по карте, изучая самый безопасный путь мимо больших фортов и гарнизонов. Острова-близнецы Торак и Туум были опасны, но мимо них проходил удобный маршрут на юг…

Углубившись в расчёты, Рахм вдруг заметил, что в комнате резко потемнело, несмотря на зажжённые лампы. Он несколько раз моргнул усталыми глазами, но полумрак не рассеялся.

— Азак прав… — пробормотал командующий, — Надо поспать хоть пару часов… Могра и Дорн должны простить мне подобное расточительство.

Он отстегнул секиру и положил на стул рядом, так чтобы до неё можно было легко дотянуться. Как только Рахм убрал руку с её рукояти, странное чувство страха овладело им, и командующий растерянно огляделся, потирая кольцо.

Внезапно волосы Рахма встали дыбом — из чёрного проёма на него воззрились два горящих глаза.

— Что это, во имя Бездны?! — прошептал он. Вокруг глаз начала ткаться ужасная фигура туман. Схватив секиру, командующий бесстрашно рубанул тварь, но лезвие прошло сквозь создание, не причинив вреда. У монстра быстро отрастали длинные щупальца.

— Саргас спаси! — воскликнул Рахм. — Стража! Азак! — Никто не ответил, хотя он явно слышал их голоса за стенкой. Каким-то образом его полностью изолировали от мира. Командующий снова взмахнул секирой, но безуспешно — туманное создание не имело плоти. Запах гниения наполнил комнату, вонь поля боя через несколько суток после сражения… Запах смерти,