Хелл. Приключения наемницы, стр. 33

Потом наемницу на руки подхватил мускулистый тип, у которого с уха капала кровь. Хелл полюбовалась аккуратными следами, оставшимися от ее зубов, и перешла на личности. Этого носильщика хватило шагов на двадцать, после чего воительница всерьез начала опасаться за сохранность своих ребер, ибо боли она не чувствовала, а вот характерный хруст услышала. Разглядев впереди очертания храма Богини Плодородия, наемница разрыдалась и слезно попросила ее отпустить. Версенцы в балахонах странно на нее посмотрели, тогда она перешла от рыданий к описаниям того, что она потеряет, если ее уволокут в храм девственниц. На подробном описании групповухи с нетрадиционным сексом (нагло подсмотренной в видеоархиве у Стилета) версенцы едва не рычали, но, присмотревшись получше, Хелл поняла, что их проняло. Ее положили на землю, причем надо заметить, что положили аккуратно, а затем начали переговариваться между собой. Какое-то движение на ноге отвлекло ее на миг, повернув голову, наемница с удивлением отметила, что идиот с покусанным ухом мечтательно шарит по ее телу.

Наверное, стоило мило и многообещающе улыбнуться, но вместо этого она начала рассказывать идиоту про нетрадиционный секс с мужчинами. Когда его улыбка сделалась совсем мечтательной, смутилась уже Хелл. Ее высказывание в адрес извращенца вернуло того к действительности, и гладить ее ногу он перестал. Все-таки она идиотка, теперь точно затащат в странный храм.

Хелл застонала и почувствовала, как зачесалась пятка. Вот этого только не хватало, и так почти в коме, и еще этот зуд. Зуд? Она поняла, что чувствует ноги, затем чуть-чуть пошевелила пальцами и радостно улыбнулась. Нежно так и призывно. Это сработало странным образом, мужик с мускулами, снова вернувшись в мир грез, наклонился к ее губам. Она искренне порадовалась за него и отправила в мир сновидений.

К несчастью его хрип, раздавшийся в процессе отправления на покой, привлек внимание остальных, и, едва Хелл, пошатываясь, встала, ее снова схватили. Вот достали! На этот раз опять «Рыбий глаз», правда, в состоянии бешенства, глазки чуток потемнели, да и выдвинутые скулы придали ему какое-то иное выражение. «Мурена, причем мерзкая и скользкая», — подумала Хелл, едва ее снова скрутили и понесли. Сзади какой-то из придурков в балахоне подвывал на лежащей без сознания груде мускулов, вот теперь наемница поняла, почему упоминание о мужской любви вызвало такой ажиотаж. Вой вскоре прекратился.

Любопытство у нее все же было неуемное. Извернувшись, Хелл посмотрела на происходящее и возликовала. К чести Беса следует отметить, что душил он качественно, ибо удушаемый не издавал ни звука, а потому никто из жрецов и не обернулся. Девушка усмехнулась и, устроившись на руках муреноподобного, искренне попросила прощения, сказала, что не хотела никоим образом обидеть его многоуважаемую матушку. Жрец от удивления остановился и заметно округлившимися глазами воззрился на нее. Хелл решила развить успех и проникновенно рассказала, почему она так сильно уважает его матушку, сведя разговор к тому, что такую сволочь, как он, еще воспитать надо. Версенец глухо зарычал, или ей показалось? Главное, что стоял на месте, так что можно было продолжать. И Хелл искренне поведала ему, что такую сволочь, как он, могла вырастить только редкостная сволочь, а сволочей она уважает. О том, что с характеристиками несколько перестаралась, наемница поняла, едва ее снова (тахешесс, больно же!) швырнули на землю, и на этот раз, вместо того чтобы пинать, муреноподобный достал ее собственный кинжал, причем явно собираясь полюбоваться на цвет ее крови. Поздно, красавчик!

— Это как же ты его так допекла? — усмехнулся Бес, укладывая полузадушенного молодчика на землю. — Идти можешь?

— Смогу, только ноги развяжи. — Хелл от радости готова была петь.

Сзади подошел Стилет, разжал пальцы муреноподобного, забрал ее кинжал и разрезал жгуты на руках и ногах.

— Бес, хватай ее на руки, у нее нарушена координация, и валим к кораблю.

— А как же задание? — спросила Хелл, устраиваясь на руках Беса.

— Операцию скинули на Алекс, она в отличие от некоторых нормальная баба, — хмуро выдал Стилет.

— Не поняла. — Хелл немного изогнулась и теперь смотрела на Стилета очень внимательно.

— Она не девственница, Хелли, — спокойно ответил Бес, — поэтому с ней проблем меньше. Не обижайся на Стилета, просто мы все очень перенервничали, когда стояли возле храма и не знали, что делать, заметь, у нас такое редко бывает. Да и потом, когда в гостиницу нагрянули эти типы в черных хламидах и потребовали «избранную», тоже, знаешь ли, невесело было.

Хелл кивнула, но смотреть продолжала исключительно на Стилета.

— Кстати, — командир «Руки Хаоса» повернулся к ней, — кто еще знает?

Наемница тяжело вздохнула:

— Кайл, он с самого начала знал и… ордэрцы тоже…

— Пасть вонючего дерсенга! — выругался Стилет. — Хелл, ранину тебя в логово, разберись с данной… проблемой!

— Стилет, — проникновенно произнесла наемница после некоторого молчания, — а вот ты мужикам задницу свою не подставляешь почему?

Наемник сбился с шага и остановился:

— Что???

— Вот видишь, — поучительно заметила Хелл, — вот ты с мужиками не спишь, и ты нормальный. А я с мужиками не сплю, и я ненормальная. Где справедливость, а?

Бес заржал и ускорил шаг. Стилет догнал их уже у корабля, помог Хелл запрыгнуть и хмуро буркнул:

— Ну, прости. Ты права, твое тело — твое дело. Но в храм какого поперлась?

Хелл пожала плечиками:

— Так это же храм, красотища!!! Там внутри вообще обалдеть!!! Жаль, я не все засняла.

— А что засняла? — Бес начал взлет.

— Потом покажу, там реально очень красиво, необычная религия. И вот интересно, куда тех бедняжек девают?

— А вот этого мы выяснять не будем, — прошипел Стилет, — тем более за бесплатно.

— Вы упустили ее? — Мужчина в черной накидке, полностью скрывающей его лицо и тело, откинулся в кресле и соединил пальцы звездой. — Игнердим, вы пытаетесь мне тут дрожащим голоском сообщить, что упустили землянку репродуктивного возраста с уникальным набором генов? Вы понимаете, как сильно это расстроит хозяина?

Его оппонент в такой же черной хламиде нервно кивнул.

— Ей помогли, это были наемники из Трех Миров.

— Игнердим, вы уверены, что она воин? Странно, тело было чистым. Что ж, я сообщу хозяину об этом. Пора обратить внимание на это маленькое государство наемников, возможно, стоит уничтожить их раньше, чем они обретут власть. Ступайте, Игнердим, о наказании узнаете позже.

На Трех Мирах отчет Стилета внимательно выслушали, после чего Сайсиен приказал всем помалкивать. Особенно про храм Богини Плодородия — эту информацию было и вовсе запрещено разглашать. Боевая пятерка возмущалась ровно до тех пор, пока Великий Учитель не пояснил, что распространение о данном происшествии поставит под удар Хелл. Наемник Аверс исчез, и «Рука Хаоса» полагала, что это на совести Кайла, тот просто взбесился, узнав, что грозило его протеже, но по сути все понимали, что Кинжал попросту заметает следы. Напрягло «Руку Хаоса» только одно — о произошедшем не было доложено Совету Тридцати капитанов…

Глава 11

Замуж за демона

Она никогда не хотела выходить замуж. Хелл в техногенный тридцать седьмой век на Земле мечтала скорее о новом скутере, способном развивать сверхзвуковую скорость. Еще ей очень сильно хотелось стать археологом-исследователем — откапывать древние города, путешествовать на ближайшие планеты, с которыми некоторые государства Земли поддерживали торговые связи, опускаться на дно океанов в поисках затерянных цивилизаций.

О белом платье она начала мечтать только в пятнадцать, когда встретила его, но в семнадцать все изменилось… пираты… ночные бабочки… Кайл… наемники… Став воином, она не задумывалась о том, что когда-нибудь станет женой, наденет-таки платье с оборочками и будет стоять перед алтарем, причем какого-то странного бога. Не задумывалась, потому что не могла представить себя рядом с кем-либо иным… А егобольше не было… Боль утраты ледяной рукой сжала сердце, Хелл прогнала это ощущение привычным волевым усилием и снова посмотрела на алтарь и ненормального священника. Определенно, этого в ее планах не было, и странного типа, который с видом собственника держал ее за руку, она как-то тоже не планировала.