Объятия незнакомца, стр. 30

– Разумеется. – Макс замолчал. Только одному Богу известно, о чем он думает. Затем Макс повернул ее к себе лицом, и Лизетта увидела, что выражение его глаз сделалось серьезным. Она закусила губу, догадываясь, что за этим последует. – Опусти свои руки вниз, – тихо сказал он.

Сначала Лизетта не поняла.

– За… зачем?

– Прошу тебя.

Пальцы Лизетты продолжали сжимать ткань, в то время как сердце учащенно забилось и на шее начала заметно пульсировать жилка. Нечто среднее между страхом и возбуждением охватило всю ее с головы до ног.

– Не бойся, – сказал Макс, пройдясь взглядом по ее хрупкому телу и снова остановившись на лице. – Позволь мне увидеть тебя.

Был ли у нее выбор? Что он сделает, если она откажется?

– Нет, – сказала она слабым голосом.

– Лизетта. – Глаза его сузились. Она потихоньку опустила руки, и корсаж повис. Сквозь тонкую сорочку проступали контуры ее груди с маленькими розовыми сосками. Лизетта густо покраснела, почувствовав, что они стали твердыми. Она продолжала смотреть на Макса, стараясь сдержать дрожь.

Макс зловеще думал: ее счастье, что она не представляет, как ему трудно сдерживаться! Он притянул ее поближе. От страсти у него пересохло в горле. После долгой внутренней борьбы он подавил желание и спокойно произнес:

– Ты очень красивая. – Затем заботливо натянул ей на грудь порванную ткань. Она тотчас ухватилась за нее и отвернулась.

Макс начал что-то говорить, но Лизетта прервала его:

– Пожалуйста…

Он отпустил ее, и она ушла не оглядываясь.

* * *

Весь род Волеранов с восторгом встретил новость о женитьбе Максимилиана. Всегда интересующиеся ухаживаниями и свадьбами, креолы сразу же пустились в предсказания относительно судьбы несчастной невесты. Некоторые заявляли, что свадьба никогда не состоится, в то время как другие уверяли, что якобы слышали из надежных источников: девушка уже беременна. Но ясно было одно: когда родится ребенок, можно легко определить время его зачатия.

Генеалогия Лизетты обсуждалась во всех креольских гостиных. И хотя в ее родословной не находили ни одного изъяна, по Новому Орлеану поползли всевозможные слухи. Прежде всего – ни один член семьи невесты не будет присутствовать на церемонии бракосочетания. Родители приводили в пример своим дочерям ситуацию Лизетты, угрожая, что может случиться с непослушной девушкой. Лизетте следовало принять предложение Этьена Сажесса. Конечно, никто не считал его святым, но по крайней мере в отличие от Максимилиана Волерана его руки не обагрены кровью первой жены!

Предполагалось также, что большого торжества в церкви Св. Луиса не будет, а бракосочетание состоится в домашней обстановке. Сама церемония будет короткой, но потом состоится грандиозный банкет на плантации Волерана. Всем очень хотелось получить приглашение, несмотря на непристойные слухи.

Ожидалось, что музыка, еда и вино на свадебном банкете будут непревзойденными. В прежние времена гостеприимство Волерана было известно по всей территории. По просьбе Ирэн был специально вызван старый пирожник по имени Паске, чтобы испечь огромный свадебный торт. Те, кто хоть однажды пробовал его пирожные, не могли забыть их вкус. Месье Паске, уставший от постоянных заказов, уже давно объявил, что больше не занимается выпечкой. Однако личной просьбе такой известной леди, как Ирэн Волеран, он отказать не мог.

Бракосочетание должно состояться в понедельник. Не такой уж и плохой день, хотя вторник предпочтительнее. Считалось неприличным жениться в субботу или пятницу. В эти дни обычно совершались публичные казни. Как того требовала традиция, Лизетта находилась в строгой изоляции, в то время как все обсуждали, действительно ли она так красива, как говорят. Некоторые утверждали, что такое лицо и фигура, как у нее, могли быть созданы только дьяволом. Бог же наделяет каждое из своих созданий каким-нибудь изъяном, иначе человеком овладеет гордыня. А это грех. Только хитрый Люцифер мог сотворить такое совершенство. И в самом деле, разве мог Максимилиан снизойти до того, чтобы после стольких лет жениться на какой-то другой девушке?

Глава 6

Лизетта сидела за туалетным столиком, обхватив голову руками. Скоро должна прийти Ноэлайн причесать ее, а пока у нее есть время собраться с мыслями. Сегодня бракосочетание Ровно три недели минуло с тех пор, как она переступила порог особняка Волеранов.

Двадцать один день. Как неожиданно изменилась вся ее жизнь за этот короткий срок! Ее привезли в Новый Орлеан, чтобы выдать замуж за Этьена Сажесса вопреки ее желанию. А сейчас она сочетается браком с другим человеком… и тоже против воли. Чем же это лучше?

* * *

Ирэн осмотрела гостиные и осталась довольна: гости не найдут изъяна в ее доме. Посуда была абсолютно чистой, цветы свежими…

По традиции креолов свадебная церемония должна проводиться после полудня. Утро выдалось теплым и ясным. Ирэн была удовлетворена результатами поспешной подготовки к свадьбе. Дом украшали огромные гирлянды роз, серебро начищено до блеска. Слуги занимались последними приготовлениями к приему гостей. Свадебный торт представлял собой великолепное творение. До бракосочетания оставалось четыре часа, и беспокоиться ей не о чем.

Улыбка на ее лице слегка потускнела, когда она услышала возню в холле. Уверенная в том, что это балуются близнецы, она устремилась к двери.

– Жюстин! Филипп! Сейчас же прекратите!

Ирэн остановилась, от удивления застыв на месте: она увидела высокие фигуры двоих своих сыновей. Это были Александр и Бернар.

– Дети мои! – воскликнула она, не веря своим глазам. – Как вы здесь очутились?

Высокие черноволосые братья переглянулись, затем снова посмотрели на мать. Александр шутливо ответил:

– Мне показалось, это наш дом, мама. Ты не рада видеть нас?

– Да, но…

– Мы решили, что достаточно повидали Францию, – сухо сказал Бернар. – О, эти дочери Фонтейна, мама… Боже, наши лошадки более привлекательны, чем они.

– Бернар, какой ты злой! Уверена, что ты преувеличиваешь!

Александр медленно обвел взглядом украшенный цветами дом.

– Что это все значит? – недоуменно спросил он. – Кто-нибудь умер?

Бернар нахмурился:

– Мама… Макс снова дрался на дуэли?

* * *

Пока Лизетта находилась наверху и Ноэлайн расчесывала ее волосы, Волераны собрались в гостиной на семейный совет. Взъерошенные, грязные и усталые после длительного путешествия, Александр и Бернар недоверчиво смотрели на свою мать и старшего брата.

– Ты собираешься жениться! – воскликнул Александр, прислонившись бедром к спинке дивана и скрестив длинные руки на груди. Он фыркнул и посмотрел на Макса, который в ответ удостоил его холодным взглядом. – Меньше всего я ожидал этого… – Тем не менее вид старшего брата в свадебном наряде понравился ему. Самый капризный из сыновей Ирэн, Александр никогда не был непочтительным. – Итак, ты наконец попался! Я никогда бы не рискнул предположить такое! – Он громко захохотал, и даже мрачный Бернар слегка улыбнулся.

– Не вижу в этом ничего смешного, – сказал Макс с хмурым видом.

Александр от смеха едва не упал на пол.

– Хотел бы я увидеть женщину, которая ухитрилась притащить тебя к алтарю! Наверное, ей пришлось воспользоваться огромной дубиной?

– Алекс, – тихо сказала Ирэн, – не зли брата.

– Да он и так уже рассердился!

Бернар посмотрел на Макса серьезно.

– Кто она? – спросил он. – Полагаю, не из тех, кого мы знаем. Из здешних женщин ты ни одну не удостоил дважды взглядом.

Ирэн поспешно ответила:

– Она молодая, красивая девушка из превосходной семьи из Натчеза. Помнишь Жанну Мэгниер? Невеста Макса – ее дочь.

– Мэгниер? – повторил Бернар, задумчиво глядя на Макса. – Насколько я помню, это очень приятная семья. В таком случае держу пари, девушке не пришлось прибегать к дубинке.

Макс неожиданно улыбнулся: