Робкая магия, стр. 67

У Родди дрогнул голос, и она замолчала. «Вспомни поговорку, девочка моя, — мысленно обратился к ней брат. — Горбатого могила исправит».

Родди воздвигла барьер между собой и братом, не желая читать его мысли, которые она не могла оспорить вслух. Эрнест вел себя нечестно по отношению к ней и знал об этом.

— Еще неизвестно, кто из нас горбатый, — хмыкнув, сказала она, давая понять брату, что не одобряет избранную им тактику. — Как ты можешь рассуждать о верности, когда плохо представляешь себе, что это такое? Фэлен доказал свою верность дружбе, когда спас Джеффри и тебя. А вы что сделали для него? Ничего! А что касается Джеффри… Ты, наверное, знаешь, что Фэлен считает себя обманутым? Он думает, что я изменила ему с лордом Кэшелом… — Заметив, что Эрнест шокирован этим известием, Родди горько усмехнулась. — Да-да, мой муж считает, что я люблю его лучшего друга, этого безмозглого бунтовщика, который не стоит и мизинца Фэлена.

Родди уже почти кричала, потеряв контроль над собой. Почувствовав, что ей на плечо легла чья-то рука, она резко обернулась.

— Девочка моя, — прошептал Фэлен на ухо жене, прижав ее к груди. — Вы хотите, чтобы ваш голос слышали во всех уголках графства?

У Родди упало сердце, когда она поняла, что забылась и чуть не подвела своих спутников. Обвив шею мужа руками, она прильнула к нему.

— Фэлен… — всхлипнув, прошептала она, — у меня и в мыслях не было уходить от вас к Джеффри. Неужели вы считаете меня такой глупой? Я боялась за вас и поэтому не хотела, чтобы Джеффри находился рядом с вами. Он не слушался меня, постоянно бродил по окрестностям и жег костры… А потом я заблудилась и упала в реку. Я промокла насквозь, и Джеффри хотел, чтобы я согрелась и высушила одежду. Но он так и не сумел разжечь огонь в очаге… — Родди подняла на мужа глаза, полные слез. — Умоляю вас, Фэлен, поверьте мне…

Фэлен долго молчал. Родди, уткнувшись лицом ему в грудь, тихо всхлипывала. Наконец он, издав короткий смешок, погладил ее по спине и произнес:

— В то, что Джефф не умеет разводить огонь, мне нетрудно поверить.

Не этих слов ожидала от него Родди. Однако его мягкий тон и нежный взгляд заставили ее сердце затрепетать от радостных предчувствий. Она поняла, что Фэлен поверил ей.

— Все, что сказала Родди, сущая правда, — услышала она за спиной голос Джеффри. Родди и не заметила, как он подъехал. — Я боялся, что она серьезно заболеет.

Фэлен глубоко вздохнул.

— Нуда, — пробормотал он, — и поэтому вы ее раздели догола.

— Друг мой, эта женщина душой и телом принадлежит вам, — промолвил Джеффри. — Она не в моем вкусе, я уже говорил вам об этом.

Родди фыркнула.

— Ну еще бы! — насмешливо воскликнула она. — Умные женщины никогда не нравились вам!

— Твоя привязанность к мужу очень трогательна, — сказал Эрнест, — но давайте вспомним о наших планах. Мы ведь хотели добраться до ближайшего порта.

— Я же сказала, что останусь с Фэленом, — напомнила Родди. — А тебе и Джеффри лучше покинуть Ирландию.

— Я никуда не поеду без тебя. Я приехал сюда за тобой, не забывай об этом! А вообще я предпочел бы вернуться в Дублин, чтобы доказать в суде свою невиновность. Я не желаю всю жизнь носить клеймо беглого преступника.

Родди задохнулась от возмущения.

— Фэлен рисковал жизнью, спасая тебя, а ты хочешь снова сесть в тюрьму?! Конечно, если ты мечтаешь о посмертной реабилитации, ты можешь вернуться в Дублин. Но я посоветовала бы тебе вести себя более благоразумно.

— О Боже, Родди! — изумленно воскликнул Джеффри. — Где вы нахватались таких выражений? «Посмертная реабилитация»… Подумать только! Да вы, наверное, повторяете слова мужа.

— Скорее всего она повторяет ваши слова, — парировал Фэлен, — это вы у нас герой, стремящийся к посмертной славе.

— Возможно, я кажусь вам смешным, — дрогнувшим голосом промолвил Эрнест, — но я хочу защитить свою честь и отстоять свое доброе имя. Вы представляете, как выглядит мой поступок со стороны? Я бегу из тюрьмы с тем самым мятежником, которому, как считают власти, я помогал в Ивераге. Это ли не доказательство моей причастности к мятежу?

— Вы находитесь в выигрышном положении, — заявил Фэлен, — поскольку защищены со всех сторон. Если мятежники захватят Дублин, а французы подойдут к берегам Ирландии, вас объявят истинным патриотом, помогавшим герою революции. — И Фэлен кивнул в сторону Джеффри. — Если же восстание будет подавлено, вам никто не сможет предъявить серьезных обвинений. Вы скажете, что ничего не знаете, что никогда не встречались с радикалами, не слышали о демократии и понятия не имели, что такой безукоризненный джентльмен, как лорд Джеффри, является ярым республиканцем. Вы прикинетесь наивным, доверчивым англичанином, приехавшим в Ирландию проведать свою сестру и попавшим в переделку.

—.Вы, как всегда, очень практичны, Фэлен, — снисходительно заметил Джеффри.

Эрнесту явно не понравились слова Фэлена, скорее всего, как подозревала Родди, потому, что Фэлен был прав и ее брат понимал это.

286

Он бросил сердитый взгляд на сестру. Родди поняла, какую мысль он пытается ей внушить, и ближе придвинулась к Фэлену.

— Скажи папе, — ответила она на немой вопрос брата, — что ты сделал все, что мог. Я действительно не могу поехать с тобой, Эрнест.

— Что значит — не можешь? — Эрнест искоса посмотрел на Фэлена. — Ты хочешь сказать, что тебя не отпускают?

— Я хочу сказать, что мое место здесь, рядом с мужем. Поколебавшись, Эрнест повернулся к Джеффри. Он чувствовал свое полное поражение.

— Ну что, едем в Уэксфорд? — устало спросил он. Джеффри усмехнулся.

— Да, мой товарищ по борьбе, — шутливо сказал он.

Фэлен открыл седельную сумку Родди и, достав из нее пистолет, кошелек с деньгами и мешочек с порохом и пулями, протянул все это Эрнесту:

— Вот возьмите, пригодится в дороге.

— Спасибо, — глядя в глаза Фэлену, поблагодарил Эрнест, а затем тихо добавил: — За все.

Небрежно кивнув, Фэлен отвернулся. Застегнув седельную сумку, он передал ее Родди.

— Мы сделаем здесь привал на час, чтобы перекусить, а потом продолжим путь на запад.

Глава 24

К полудню они добрались до Килкенни. В этом городке царил воскресный покой. Но Родди чувствовала, что за фасадом тишины и полудремы таится страх. Путники перешли по мосту через реку Нор, на берегу которой возвышался старинный замок. Здесь стоял гарнизон. Родди видела, как по широкой лужайке расхаживают солдаты в красных мундирах. Правительственные войска жестокими методами усмиряли и запугивали местное население, требуя сдачи оружия. По дороге им не встретилось ни души, хотя Родди чувствовала, что поблизости находятся десятки людей. Прячась за живыми изгородями и в пустых сараях, они с опаской наблюдали за Фэленом и его спутницей.

Остановившись сразу за мостом, Фэлен взглянул на жену. Темная щетина на лице придавала ему свирепый вид.

— Вы действительно готовы проскакать еще сотню миль, если я попрошу вас об этом? — спросил он.

Они ехали всю ночь. У Родди ломило все тело, голова раскалывалась, ее мучили голод и жажда. Но она не хотела выглядеть слабой в глазах мужа.

— Да, готова, — не колеблясь, ответила Родди. Потянувшись к жене, Фэлен погладил ее по щеке. Их лошади смирно стояли бок о бок.

— Девочка моя, вы настоящая героиня.

— Правда? — Она устало улыбнулась. — Я беру с вас пример.

Фэлен грустно посмотрел на нее так, будто в этих словах был упрек, а не похвала. Спешившись, он протянул жене поводья своей лошади.

— Подождите меня здесь. Я посмотрю, нет ли поблизости места, где вы могли бы немного отдохнуть.

Через четверть часа Родди уже входила в придорожный трактир. Фэлен разрешил ей поспать пару часов.

— Но не больше, — предупредил он. — Возможно, нас ищут. Мы еще недостаточно далеко отъехали от Дублина, чтобы считать себя в полной безопасности.

Поднявшись в номер, Родди устало опустилась на кровать. Фэлен снял сапоги и присел рядом с ней. От него пахло конским потом и порохом. Взгляд Фэлена скользнул по телу Родди. Улыбнувшись, она погладила его по руке.