Робкая магия, стр. 24

Глава 7

Они вернулись в особняк Беньян-Хаус в наемном экипаже. Родди заявила, что устала и не желает добираться до дома пешком. Гордость заставляла ее скрывать свои истинные чувства, но, несмотря на это, каждый раз, когда взгляд Родди падал на сверток, в котором лежала музыкальная шкатулка, ее глаза наполнялись слезами. Большую часть пути она упорно смотрела в окно, отвернувшись от Фэлена.

Лакей распахнул перед ними двери дома, и, едва переступив порог, Родди почувствовала присутствие знакомого ей человека. Джеффри? Да, это был он. Дворецкий мог бы и не сообщать о том, что Фэлена и Родди ждет лорд Кэшел в гостиной. Родди устремилась навстречу старому другу.

— О, Джеффри, как я рада видеть вас! — воскликнула она, взяв его за руки.

И тут слезы неудержимой волной хлынули из ее глаз.

— О Боже, крошка, что с вами?

Джеффри был немало удивлен столь странным поведением Родди. Он мягко отстранил ее от себя и бросил сердитый взгляд на Фэлена.

— Что все это значит? — нахмурившись, спросил он.

Родди пришла в себя и поняла, что совершила непростительную ошибку. Что теперь Джеффри подумает о ней и ее муже? Родди натянуто улыбнулась, стараясь сгладить неловкость.

— Сама не знаю-, что на меня нашло и почему я вдруг расплакалась. Простите, пожалуйста. Мы с мужем сегодня прекрасно провели день. Сначала гуляли, Фэлен показывал мне город, а потом он к-купил м-мне… очень красивую… м-музыкальную шкатулку… — Голос Родди предательски задрожал. — Мне надо подняться наверх и переодеться, — пролепетала она. — Надеюсь, вы надолго к нам, лорд Джеффри?

Кэшел покачал головой:

— Нет, я заглянул на минутку, чтобы поговорить с Фэле-ном. — Он замялся, и Родди поняла, что Джеффри старается скрыть истинную цель своего визита. — Нам надо обсудить одно дело. Сегодня вечером я отплываю с леди Мэри в Дублин.

— Очень жаль… — разочарованно промолвила Родди. Джеффри взял руку Родди в свои ладони и легонько сжал ее. Это было своеобразным выражением чувства вины. Так обычно делал и ее отец. Поведение Родди озадачило и огорчило Джеффри.

— С вами действительно все в порядке, крошка? — спросил он, с беспокойством глядя на нее.

Родди искоса посмотрела на мужа. Фэлен разглядывал музыкальную шкатулку, которую держал в руках.

— Конечно, Джеффри, — прошептала она. — Со мной все хорошо, я счастлива.

— Я очень рад. — Джеффри поверил ей, потому что так было удобнее для него. — Вы знаете, что всегда можете рассчитывать на меня.

— Спасибо. — Родди отошла от него. — Прошу прощения, джентльмены, но мне надо удалиться.

Фэлен наконец поднял на нее глаза. Выражение его лица поразило Родди. Он как будто смотрел сквозь нее, и то, что он там видел, приводило его в холодную ярость.

Родди остаток дня просидела на скамейке в укромном уголке сада, убеждая себя в том, что муж не достоин ее слез. И тем не менее она в конце концов разрыдалась. Родди оплакивала крушение своих надежд. Она вернулась в дом уже в сумерках, продрогшая до костей. Она вошла через черный ход, со стороны огорода, поскольку знала, что коридор, вдоль которого были расположены комнаты слуг, пуст.

Она решила, что во всем был виноват Лондон. Городская суета угнетала и выбивала ее из колеи. Вместо того чтобы вести себя хладнокровно и рассудительно, Родди совершала странные поступки, словно была взбалмошной, романтически настроенной девицей или истеричкой. Она прекрасно знала, что представляет собой Фэлен, и тем не менее ожидала от него чего-то другого. Всю неделю она обманывала себя, принимая его знаки внимания за проявление нежных чувств. А между тем это была всего лишь элементарная учтивость с его стороны. Фэлена нельзя было осуждать за то, что произошло в ювелирном магазине. Никто не мог предугадать эту встречу.

«Чего еще я хочу от него? — думала Родди. — Не мог же он заявить, что не знает эту женщину, и выбежать на улицу, избегая разговора с ней».

Родди не собиралась винить его даже в том, что он назначил своей любовнице свидание. Нет, она уже давно не была наивной девушкой и знала, что зрелому, полному сил, чувственному мужчине необходима в постели опытная, искушенная в любовных утехах женщина, а не такое юное создание, как она сама.

Еще до свадьбы Родди поклялась себе, что будет принимать как должное неверность мужа, и теперь была готова сдержать свою клятву. В конце концов это был брак по расчету, а не по любви. Однако Родди хотела сохранить свое человеческое достоинство. Она упрекала себя в излишней мягкости и доверчивости. Родди, сгорая со стыда, вспоминала, как таяла в объятиях мужа, как приходила в восторг от его дерзких ласк.

«Я хотела иметь детей, — с горечью думала Родди, — а не любовника. Пусть Фэлен идет к своей драгоценной Лизе и ищет утешения в ее объятиях».

Выйдя из коридора в главный вестибюль особняка, Родди увидела Миншелла, дворецкого. Поглощенный мыслями о том, как доставить письмо, которое он держал в руках, дворецкий не сразу заметил Родди. На конверте изящным почерком был написан адрес «Миссис Нортфилд. Блендфорд, 8».

Положив письмо в карман, он подумал о том, как бы не забыть спросить лорда Иверага перед ужином, когда закладывать экипаж, и наконец поднял глаза. Многолетний опыт помог старому слуге не выдать свои эмоции. Однако Родди без труда поняла, что он испытывает чувство вины перед ней.

— Чем могу служить, миледи? — спросил он, видя, что она неподвижно стоит в тускло освещенном вестибюле и как будто чего-то ждет.

— Лорд Ивераг в библиотеке? — спросила Родди.

— Да, миледи. Он попросил отложить ужин на час, так как вы пошли гулять в сад позднее обычного.

Он отложил ужин на час? Странно. Фэлену надо было поспешить, чтобы успеть приехать на свидание к миссис Нортфилд ровно в десять. Впрочем, может быть, он перенес время ужина только для Родди.

— Я сегодня буду ужинать одна? — спросила она.

— Лорд Ивераг ничего не говорил об этом, миледи. Я понял, что он собирается поужинать с вами сразу же, как только вы вернетесь.

Внимательно приглядевшись к Родди, дворецкий заметил, что ее глаза покраснели от слез, а веки припухли. «Бедное дитя, — подумал Миншелл. — Неужели этот распутник не может подождать? Если она догадается, куда он сегодня едет, разразится скандал».

— Я поговорю с лордом Иверагом, — сказал слуга. — Может быть, вы сейчас хотите пройти к нему?

У Родди перехватило горло от волнения, однако она кивнула. Дворецкий негромко постучал в дверь библиотеки, а затем, открыв ее, пропустил Родди вперед.

Фэлен сидел в кресле, стоявшем у камина в дальнем конце просторного тускло освещенного помещения. Языки пламени бросали отблески на его начищенную обувь. Миншелл негромко кашлянул, и Фэлен повернул голову к двери. Увидев Родди, он встал, держа в руке бокал с хересом.

— Добрый вечер, миледи, — поздоровался он.

По тону голоса Родди не могла понять, в каком расположении духа находится муж. Он стоял перед ней спиной к камину, и его лицо скрывалось в густой тени. Родди твердым шагом подошла к нему. Миншелл последовал за ней и поставил у огня стул и каминную решетку. Родди села.

— Каковы будут распоряжения по поводу ужина, милорд? — спросил старый слуга.

Фэлен бросил на дворецкого недовольный взгляд.

— Я же сказал, Миншелл, чтобы вы отложили ужин на час. Дворецкий поклонился, а затем, поколебавшись, добавил:

— Леди Ивераг спрашивала меня, будете ли вы ужинать с ней.

У Фэлена вытянулось лицо от удивления, и Миншелл с радостью отметил про себя, что лорд Ивераг собирался ужинать дома. Каким бы шалопаем и ловеласом ни был граф, но он обладал хорошими манерами и не мог обидеть молодую жену, оставив ее ужинать в одиночестве.

— Вы не желаете, чтобы я сидел с вами за одним столом, леди Ивераг? — резким тоном спросил Фэлен.

Родди растерялась.

— У меня начинается приступ мигрени, — сказала она первое, что пришло ей в голову, — и я хотела после прогулки лечь спать.