Мезальянс, стр. 2

– Вы очень добры, Синтия. Или вы предпочитаете, чтобы я называл вас «мисс Стэджерфорд»?

– Вы платите мне жалованье, мистер Кормакс. Решайте, как вам удобнее. – Она взглянула на часы и взяла футляр с машинкой. – Спасибо за предложение, но у меня уже нет времени для кофе. В холодильнике я оставила два литра свежевыжатого апельсинового сока и фрукты. Пожалуйста, не забудьте, что вам надо много пить. Я вернусь в понедельник, как обычно. Прощайте, мистер Кормакс. – Синтия с состраданием посмотрела на поникшую на стуле фигуру. – Кто-нибудь может за вами поухаживать?

– Я бы и врагу не пожелал подцепить эту чертову заразу. – На нее взглянули мутные, совершенно больные глаза. – Достаточно того, что вы уже подверглись этой опасности.

– О, не беспокойтесь, я ведь говорила, что только что перенесла грипп.

– И что вы делали? Как лечились?

– Мне повезло. Я разболелась, когда доехала до родителей, так что меня лечила и баловала мама.

– Моя мать – диабетик, ей и так нелегко, поэтому это исключено. Лучше уж я один как-нибудь справлюсь...

Синтия взяла свою сумку.

– Я оставлю вам таблетки. Принимайте по три штуки сразу и пейте больше соков. Хорошо, что сегодня пятница, успеете прийти в себя к началу следующей недели. А если не станет лучше, позвоните врачу.

– Надеюсь, что доживу до понедельника, – мрачно буркнул Реджиналд, чувствуя все ускоряющуюся барабанную дробь в голове.

– Мистер Кормакс... – робко начала Синтия. – Да?

– Мне очень жаль.

Он внимательно посмотрел на нее налитыми кровью глазами.

– Чего именно: того, что я заболел, или что застукал вас?

Она вызывающе вскинула голову.

– И то, и другое. Пожалуйста, примите приготовленное кофе в качестве компенсации за доставленные неудобства.

С этими словами она исчезла.

Направляясь к автобусной остановке, Синтия думала не о предстоящем вечере, а о Реджиналде Кормаксе, одном из ее работодателей. Она часто представляла себе его, приходя в этот большой, старый, удивительно удобный особняк, – вот бы ей жить в таком доме! Каждую неделю Синтия находила на кухонном столе чек, выписанный крупным, размашистым почерком, – оплата за ее работу. Но теперь, когда столкнулась с ним лицом к лицу при не самых благоприятных для него обстоятельствах, была просто потрясена.

Мистер Кормакс оказался вовсе не тем чопорным, лысым стариком адвокатом, которого она воображала. Напротив, довольно молодой, лет тридцати с небольшим, высокий шатен. Интересно, какие у него глаза? Ей-то довелось увидеть красные, болезненные. Бедняга ужасно выглядел. Как тяжело ему придется бороться с болезнью одному, в большом пустом доме, когда некому даже принести воды, чтобы запить таблетки... В таком состоянии дойти до кухни – целая проблема. Почему же она не подумала сразу и не отнесла воды ему в спальню? Конечно, это не входит в ее обязанности, но есть ведь и элементарное чувство взаимовыручки в трудных ситуациях.

Синтия вспомнила расположение комнат в доме и завистливо вздохнула: подумать только, столько места, и все одному! Какой контраст с ее двумя комнатками на втором этаже, которые она арендует у друга детства своего двоюродного брата. И ей еще повезло, что и это удалось снять за такие смешные деньги. Оук-Парк – ближайший пригород Чикаго, и совсем рядом с домом-музеем Хемингуэя.

Старый двухэтажный дом, рассчитанный на большую семью, опустел, когда Кристофер Миллер расстался со своей женой. Та забрала двух их мальчишек-близнецов и уехала в Аврору, а Крис, томясь от тоски по семье и одиночества, решил сдать верхний этаж. И теперь преподаватель химии Чикагского университета делил дом с Синтией Стэджерфорд и Грегором Торком – молодым, но подающим надежды художником...

Только она подошла к двери, как навстречу ей вылетели двое маленьких мальчуганов – Тед и Нед, семилетние сыновья хозяина дома, проводящие каникулы в доме отца. С горящими от возбуждения глазами, они ждали ее за дверью.

– Извини, Синтия, но мне так и не удалось убедить их, что тебе захочется переодеться или попить чаю. – Крис виновато улыбнулся. – Но ты же сама пообещала им этот поход в кино...

– Ничего, я только на секунду поднимусь к себе, сменю куртку и положу машинку, – ответила Синтия и была вознаграждена восторженными детскими криками.

Провожая их к машине и подавая Синтии ключи, Крис сказал:

– Я закажу пиццу к вашему возвращению. А вы, ребята, ведите себя хорошо и постарайтесь уговорить ее поужинать с нами.

Спустя четыре часа переполненные впечатлениями и совершенно обессилевшие мисс Стэджерфорд и молодые Миллеры вернулись домой к обещанной пицце. Синтия не только получила возможность поужинать в теплой семейной атмосфере, что было удивительно приятно, но и уступила мольбам Теда и Неда провести вечер в их компании.

– Спасибо, Синди, ты просто спасла мне жизнь, – сказал Крис; провожая ее к лестнице на второй этаж, когда близнецам пришла пора ложиться спать.

Синтия хихикнула.

– Ты не первый, кто сказал мне сегодня эти слова.

Крис потребовал подробностей и был немало позабавлен ее рассказом о том, как она попалась с поличным со своей пишущей машинкой.

– Мне правда жаль, что близнецы так мешают тебе. Надо было с самого начала не позволять им вторгаться в твои комнаты, – с раскаянием произнес Крис. – А в качестве трубки мира предлагаю стаканчик бренди в моей гостиной, только попозже, когда дети уснут.

Она весело улыбнулась в ответ.

– Спасибо, Крис. С удовольствием.

В тишине своей комнаты Синтия обессиленно рухнула в кресло. Конечно, поход в кино с близнецами был сплошным удовольствием, да и вечер, проведенный с ними и их отцом, оказался приятным, но все это произошло после целого рабочего дня, почти двух часов за пишущей машинкой и неожиданной встречи с Реджиналдом Кормаксом. Она перенервничала, поскольку он имел полное моральное право тут же уволить ее, что равнялось бы почти катастрофе при ее финансовом положении. Ее спасло только его плохое самочувствие.

Но ничего, отныне пребывание в доме мистера Кормакса будет строго ограничено ее обязанностями по приготовлению обедов и ужинов три раза в неделю, причем в часы отсутствия хозяина. Синтия нахмурилась, вспомнив о его состоянии. Он казался таким больным, что она покидала его с тяжелым сердцем. Что, если подумать, полная ерунда. Если бы близнецы не приехали на каникулы, если бы ей не пришлось задержаться на пару часов после работы, чтобы немного попечатать, то она так никогда бы и не встретила мистера Кормакса и не узнала о его болезни.

Синтия приняла горячую ванну, вернувшую ей жизненные силы и энергию, привела себя в порядок и спустилась вниз, искренне благодарная Крису за приглашение выпить. Как ни стыдно было признаваться в этом, но перспектива провести вечер пятницы в одиночестве пугала Синтию. К ее искренней радости, в гостиной кроме радушного хозяина она нашла еще и Грегора, своего соседа, и его подружку Линнет.

– Синди, привет, дорогая, садись со мной. Наверное, совсем выдохлась? – радостно приветствовала ее Линнет. – Крис сказал, что ты развлекала сегодня близнецов.

– Да, и наслаждалась каждой минутой. Сначала «Бургер Кинг», потом «Баскин Роббинс», затем кино. Я думала, они ужинать не станут, но куда там! Ну а как ты, Грегор, поправился? – повернулась Синтия к своему приятелю и чмокнула его в щеку.

Тот довольно кивнул и улыбнулся.

– Линнет целует меня лучше.

Крис покачал головой, подавая Синтии бокал.

– Счастливчик! Имеет персональную сиделку и медсестру в одном лице.

– Ничего, – вставила Линнет, – мои медицинские услуги стоят недешево. Это ему обойдется в хороший ужин в самом дорогом ресторане. – И она нежно ущипнула возлюбленного за щеку.

– Ладно, ладно, не грози.

Слушая вполуха любовную перепалку молодой пары, Синтия ощутила укол совести, вспомнив больного Реджиналда Кормакса, который лежал сейчас в своем огромном доме один-одинешенек. Но он уже не маленький и в состоянии сам о себе позаботиться, напомнила она себе. В конце концов всегда можно обратиться за профессиональной медицинской помощью... Эта мысль помогла ей отключиться и расслабиться в компании приятных людей.