Обезьяний рефлекс, стр. 51

— А я тут при чем? — испуганно пробормотала Люба, прикрывая лицо руками.

— Кому отчитываешься? Отвечай, пока я из тебя котлету не сделала.

— Дашке. Секретарше Некрасова.

— Сколько квартир занято под шлюх?

— Шесть.

— Половина, значит. Отчеты обо мне будешь coctib-лять под мою диктовку. Если нагадишь, рожу оболью кислотой. Собака на тебя не позарится. Зайду завтра. Составишь мне характеристики на всех шестерых и их хахалей.

И учти, чувырла, я шуток не понимаю и сама шутить не люблю.

Быстрой походкой грозная гостья покинула квартиру.

* * *

Рита ее поджидала на лестничной клетке.

— Ты сумасшедшая?

— Не волнуйся. Я официально. У меня наряд по твоему адресу. Теперь я массажистка и могу появиться в любом доме в любое время и не вызвать подозрений.

— Остроумно. Ладно, заходи.

Они вошли в квартиру. Рита осмотрелась. Здесь она была впервые. Ольга отдала ей ключи от своей квартиры на Полянке, и она жила там.

— Неплохо. Очень даже ничего. Растешь, подруга. Ты хотела меня видеть, и я прилетела по первому зову.

— Больше не прилетай сюда. Найдем место для встреч. На массажных столах по соседству. Меня взяли под наблюдение. Геночка проявил заботу. Побочных шпионов тоже хватает. О нашей связи никто не должен знать. Теперь о деле. Ресторан «Приют». Бармена зовут Алексей Чистяков. Познакомься с ним и выясни, что это за тип. Я его расколоть не могу. Может, он на тебя клюнет. Ты его уже видела однажды. Это он разговаривал в кафе с твоим адвокатом Миркиным. Бармен играет какую-то роль в нашем деле и, похоже, не последнюю. Он связан с Райской, а значит, и с Василисой. Он же меня познакомил с Некрасовым. Пора понять, на чьей стороне парень играет. Такой на мелочевку размениваться не станет. У него свой интерес. Я буду действовать со своей стороны, а ты со своей. Где-то он должен проколоться.

— Я его помню. Вряд ли этот тип клюнет на смазливую бабенку. Их у него хватает. Тут нужен неординарный подход.

— Проверь его через своих ментов. Он работал в Интуристе, значит, стукач или сотрудник. Полагаю, бывший. Нам надо знать, каким образом он попал в круг Некрасова. Не того поля ягода, но все пользуются его услугами. Чем он их прельстил?

— Попытаюсь. Есть еще новость. На Василису работает полковник милиции Любезнов. Тот еще жук. Мне о нем многое порассказали. Но очень опытный опер. У него своя команда прохвостов. В деле Юльки проходил опер Кириллов. Тот, что брал ее с наркотой в клубе. Так вот, Кириллов работает на полковника. Теперь можно с уверенностью сказать, что в зону она попала по наводке Василисы. Или по ее прямому указанию. А значит, с ее подачи и убрали девчонку.

— Все же Василиса! Неймется старой стерве. Всех решила закопать.

— Обложили нас, дорогуша. Со всех сторон красные флажки. Трудную задачку мы перед собой поставили. Не захлебнуться бы.

— Тебе-то что? Хочешь получить куш, береги меня, как зеницу ока. Без меня ты ноль.

— Стараюсь. Но кирпич падает с крыши там, где его не ждешь.

— Будем работать на опережение. Мы уже по уши завязли в этом дерьме, и обратного хода у нас нет.

Выводы неутешительные, но с ними пришлось мириться.

Две красивые, молодые, умные женщины могли рассчитывать только на свои силы. А могли бы жить без лишних проблем. С их-то данными…

ГЛАВА V

Крутые виражи

1

Войдя в кабинет начальника, секретарша застала Некрасова стоящим у окна в задумчивости.

Она прошла к столу, положила папку с документами и, пользуясь моментом, нажала кнопку громкой связи на селекторе.

— Геннадий Ильич. В приемной сидит подполковник милиции Марецкий с Петровки. Просит его принять по важному делу.

Оставаясь в неподвижной позе, Некрасов ответил:

— Пусть зайдет. И сделайте мне крепкого чая, Лидия Иванна.

— Хорошо. Позволю себе напомнить вам о совещании, которое вы назначили через час у себя в кабинете. Материалы я положила на стол.

— Я помню.

Секретарша открыла дверь и попросила зайти подполковника.

Как только тот вошел в кабинет, Лидия Ивановна села за свой стол, приоткрыла ящик и включила диктофон, подсоединенный к селекторной связи. Разговор в кабинете она могла слышать через динамик.

Некрасов указал вошедшему на стул и сел напротив.

— Слушаю вас. Представьтесь, пожалуйста.

— Начальник шестого отдела МУРа подполковник Марецкий Степан Яковлевич.

— С чем пришли, Степан Яковлевич?

— Вы знакомы с Ольгой Левиной?

— Знаком. Близко знаком. Что-то случилось?

— Когда вы видели ее в последний раз?

— В прошлую среду. Мы поссорились, и с тех пор я ее не видел. Она не подходит к телефону. Гордая девушка. Первый шаг к мировой всегда делаю я. Она обиду вынашивает долго. Так что я не тороплюсь с извинениями. Нужно выдержать паузу. Она попала в неприятности?

— В субботу ее нашли мертвой в квартире музыканта Олега Вербицкого. Знали такого?

— Так я и думал, что эта история плохо кончится.

Некрасов закурил, встал и начал расхаживать по кабинету.

Это был серьезный удар, и Марецкий не видел фальши в глазах предполагаемого убийцы.

— Так вы знали Вербицкого?

— Лично мы не были знакомы. Но я знал о связи Ольги с этим подонком. Конченый наркоман, никчемная личность. Не знаю, что она в нем нашла. Его же интересовали только деньги, а у Ольги они водились.

— Это она вам рассказывала такие подробности?

— Нет, конечно. Я нанял частного детектива, но не с целью слежки, а охраны. Опытный малый, из ваших. Он и держал меня в курсе событий.

— В таком случае, он мог знать о том, что произошло. Не так ли?

— Он ее упустил. В среду после ресторана я приехал к Ольге домой. Сыщик решил, что я останусь до утра, и не стал караулить у дома. Уехал спать. В тот же вечер мы поругались, и я ушел от нее во втором часу ночи. Сыщика во дворе не оказалось. Он приехал на следующее утро, но Ольгу не застал. Звонил в квартиру, но никто ему не открыл. С тех пор об Ольге ничего не известно. Я решил, что она куда-то уехала на выходные дни. Это все, что я знаю.

— Что стало причиной вашей ссоры?

— Не что, а кто. Вербицкий. Мы ходили в ресторан, где он играет. Ольга напилась и вела себя вызывающе. Она в открытую кокетничала с Олегом. У меня тоже есть своя гордость.

— В вашем случае все понятно. Но вы попадаете в число подозреваемых. В среду ссора, а в субботу Ольга и Вербицкий найдены мертвыми. Точнее, их убили. Насильственная смерть. Надо искать заинтересованное лицо. Так просто людей не убивают, если убийство не связано с грабежом.

— Послушайте, Степан Яковлевич, вы же не новичок в таких делах. Подполковник с Петровки, а не лейтенант из отделения милиции. Надо же соображать, что говорите. След ложный, и он ни к чему вас не приведет. Можно попытаться сделать из меня козла отпущения, но потеряете драгоценное время. Упустите настоящего убийцу. У меня мощная команда высококвалифицированных адвокатов. Все ваши доводы будут разбиты о крепкую стену защиты. Если у вас есть серьезные зацепки, доказательства, факты, то давайте их обсудим. Попытаюсь развеять ваши сомнения сам, без помощи адвокатов. Может, тогда вы займетесь поисками настоящего убийцы. Ольга не святая. Я думаю, что музыкант был не единственным ее увлечением, не считая меня.

Давайте разбираться вместе. Но если вы рассматриваете меня в качестве потенциального преступника, то делового разговора и сотрудничества у нас не получится. Предвзятость всегда приводит к тупиковой ситуации.

— Существуют версии, и каждая из них должна быть тщательно проверена. Что касается фактов. Смерть Ольги Левиной наступила в ночь со среды на четверг. Это подтверждено актом вскрытия. Факт второй. Ольгу убили в ее квартире. Точнее, в той, которая принадлежит вашей фирме на Большой Бронной. Остается установить личность убийцы. По всем данным последним, кто видел Ольгу живой, были вы. У нас нет других вариантов. Теперь можете сами сделать определенные выводы.