Обезьяний рефлекс, стр. 12

— Я сохранил баланс отношений. У меня номера счетов, у тебя адреса банков. Значит, воспользоваться деньгами мы можем только вместе.

— И ты, наивный, думаешь, что у меня нет копий?

— Думаю, что нет. А если есть, то тебе незачем переживать по пустякам.

— Боишься остаться на обочине?

— Боюсь. Через несколько месяцев мы закончим все операции и продадим фирму конкурентам. Произойдет слияние, но уже без нас. Я перестану рисковать своей башкой и со спокойной душой уеду в Испанию. Но ты ведь можешь меня не взять с собой, а оставить, как ты правильно заметила, на обочине. Если точнее, то мой труп найдут в сточной канаве московской канализации. Так вот. Я хочу иметь гарантии того, что ты не выкинешь меня в мусорный бак.

— И давно тебя посещают бредовые идеи?

— После того, как ты купила себе дом в Лондоне.

— Лондон — деловой центр. Там мы откроем новую фирму. Ты прекрасно владеешь английским, французским и испанским языками, и о пенсии тебе думать еще рано. У тебя огромный опыт руководителя, и ты умеешь находить общий язык с людьми. Зачем мне искать кого-то еще? Испания всего лишь милая теплая страна. Дом, купленный на берегу моря, будет служить нам дачей. Оставаться в России уже небезопасно. Мы хорошо заработали — и хватит. Между нами образовалось достаточно стен. Но не надо строить новые. Личная жизнь одно, а бизнес совсем другое. Я знаю, на чем и как делать деньги. Ты умеешь воплощать мои идеи в жизнь. Мы нужны друг другу.

— А ты умеешь усыплять бдительность, А\иса. Но счета останутся у меня до тех пор, пока мы не уедем из страны. Пользуйся российскими счетами. У фирмы достаточно денег. Об оффшорах на время забудь. И еще. Хочу задать тебе вопрос. Я отправил своего шофера в аэропорт встречать тебя, но ты приехала на такси, вы разминулись?

— Нет. Я прилетела рейсом из Лондона в Шереметьево. Мне надо было уладить некоторые мелочи с недвижимостью, и я вылетела в Лондон на день раньше. Важно, что вернулась вовремя и не стала тебе звонить из-за пустяков. Ко всему сказанному могу добавить: я все еще люблю тебя, Гена.

Он посмотрел ей в глаза. Искал фальшь, но не нашел ее.

— Я тебя тоже, Алиса.

— Идем спать.

И все же он ей не верил, так же, как и она ему.

* * *

Мороз пробежал по коже, когда Колокольников вставил ключ в скважину. Он испытывал то же волнение, что и в первый раз.

Дверь открылась. В квартире темно. Очевидно, свет погасил адвокат. Он ушел раньше их. Чем они здесь занимались — неизвестно. Ждали криминалиста? Тогда ему конец и он уже ничего не исправит. Но нужно ли им топить обычного шофера, если их целью является Некрасов. К тому же он обещал им помочь. Человек, стоящий так близко к Некрасову, им нужен.

Колокольников нащупал на стене выключатель, и коридор осветился ярким желтоватым светом.

Закрыв за собой дверь, он вошел в квартиру. На этот раз Сергей пришел в перчатках.

Ничего не изменилось с прошлой ночи. Все оставалось на своих местах. Он прошел в спальню со своей сумкой, закинул в нее рамку с собственной фотографией, пустую шкатулку, чтобы она никого не смущала своей бессодержательностью, достал тряпку из кармана и протер все места, где оставил свои отпечатки. Бокалы из-под шампанского вымыл и поставил в бар. Протер стол. Окровавленный белый ковер не отличался большими размерами. Он сложил его вчетверо и запихнул в сумку. С поставленной задачей справился за полчаса. Но что-то его беспокоило. Он сел на кушетку и начал вспоминать все по порядку. Все свои действия, проделанные прошлой ночью. Сумочка Ольги. Он глянул на кушетку. Изящной дамской сумочки на месте не оказалось. Она пропала. Взять ее мог только Миркин. Ольгиных следов в квартире не осталось. В конце концов, Ольга могла вовсе не вернуться домой. Никто ее не видел вместе с Некрасовым возле дома, тем более в квартире. Что еще? Он напряг мозги. Бутылка! Как он мог забыть о ней. А очень просто. Бутылки на полу тоже не оказалось. Ни единого осколочка. Главная улика с его отпечатками и окровавленной этикеткой.

Он проверил все. В том числе и мусорное ведро. Но ничего не нашел. Осколки мог взять только адвокат. Хочет держать его на крючке? Посмотрим, как у него это получится. Еще вопрос, кто кого возьмет в оборот.

Колокольников погасил везде свет и подошел к входной двери. В эту секунду кто-то вставил ключ в скважину.

У Сергея душа ушла в пятки. Он попятился назад, споткнулся, упал и на четвереньках через гостиную пробрался в спальню и встал за плотную оконную штору. От страха стучали зубы. Он стиснул челюсти и замер.

Шаги были слышны, но свет никто не зажигал. Он увидел в узкую щель луч фонаря, бегающего по полу. В спальню вошел мужчина. Догадался по силуэту. Он подошел к кровати, поднял подушку и взял небольшой предмет, похожий на телефон. Положил его в карман и ушел, нигде не задерживаясь. Через пару секунд хлопнула входная дверь.

Колокольников прильнул к окну.

Возле подъезда стояла бежевая «девятка».

Прошло еще несколько минут, из дома вышел мужчина в темной бейсболке и джинсовой куртке. Он сел в машину и тут же уехал.

Какое счастье, что Сергей оставил «Бентли» хозяина в соседнем переулке и не стал подъезжать на приметной машине к дому.

Пора уносить ноги, пока еще кто-нибудь не пришел.

Он покинул злосчастную квартиру с облегчением, будто гора свалилась с плеч.

Внизу он остановился. В почтовом ящике с номером Ольгиной квартиры что-то лежало. Ящик легко открылся. Письмо. Сергей взял его и сунул в карман. Сейчас любая деталь могла играть какую-то роль.

Колокольников вышел на свежий воздух. Тишина. Яркий фонарь освещал дорожку и газон.

Человек с набитой спортивной сумкой постарался быстро уйти в тень.

* * *

Свернув в переулок, Афанасий резко затормозил. Правая нога сама по себе ударила по педали. Перед ним стоял шикарный «Бентлил его клиента. Такую машину невозможно не узнать.

Что здесь делает Некрасов? Загадка.

Панарин заехал во двор, оставил свою машину, вышел на улицу, перешел дорогу и скрылся в подъезде напротив. Поднявшись на второй этаж, он присел на пыльный подоконник, закурил и стал ждать.

Ожидание нельзя было назвать долгим. К «Бентли» подошел долговязый худощавый очкарик в дурацком берете, сдвинутом на глаза. В руках он держал огромную раздутую спортивную сумку. На грабителя не похож, но постоянно озирался по сторонам.

Открыв багажник, он бросил в него сумку, сел за руль и ловко выбрался из ловушки. Зажатый двумя машинами спереди и сзади, «Бентли» вывернул на проезжую часть и плавно уплыл в ночь.

Похоже, Некрасов заметает следы, используя одну из своих шестерок.

Панарин не включал свет в квартире и не видел изменений. Но какое это имеет значение, если у него есть видеозапись самого убийства.

Вопрос в том, как поступить с компроматом.

ГЛАВА II

Заварил — теперь расхлебывай

1

Секретарь руководителя фирмы Лидия Ивановна Хохлова была женщиной почтенного возраста, хорошо знающей свое дело и не нуждавшейся в указаниях. Некрасов не сделал ей ни одного замечания за все годы службы и чувствовал себя очень комфортно, доверяя ей распоряжаться мелкой текучкой. Одно «но»!

Лидия Ивановна исполняла свои обязанности только в те дни, когда жена начальника находилась в России. К сожалению, большую часть рабочих дней в году Василиса Андреевна находилась в отъездах, за пределами любимой родины. Некрасов в ее отсутствие тут же сажал за стол приемной смазливую дурочку, умеющую только подавать кофе и запираться с начальником в кабинете на определенное время. Так думали все подчиненные. Лидия Ивановна в эти дни занималась текучкой у себя дома и разгребала всю документацию, с которой длинноногая фаворитка шефа не могла справиться по определению