Омен. Дэмьен., стр. 44

11

Сон Дэмьена был таким безмятежным, каким и полагалось быть сну тринадцатилетнего мальчика.

Анна тоже мирно спала.

Но Ричард Торн не смыкал глаз, точно так же бодрствовал и Марк.

Занимался рассвет.

Торн, усталый и изможденный; сидел за письменным столом в своем кабинет. Обхватив голову руками, он пытался сообразить, что же ему делать. Перед Ричардом лежало письмо Бугенгагена, адресованное ему. Ричард несколько раз перечитал его. Намеки были слишком очевидны и невероятны, так что Торну требовалось некоторое время, чтобы все это переварить.

Ричард собрал странички письма и запер их в столе. Потом встал и потянулся. Подошел к окну. Солнце едва-едва вытягивало свои лучи за далекими, покрытыми снегом холмами.

«Все это не может быть правдой, — прошептал Торн. — Такая штука, как Дьявол, существует лишь в людском воображении».

Он повернулся и зашагал наверх, в спальню, надеясь прилечь и уснуть хотя бы на пару часов.

Ричард не мог предположить, что сегодня не спал и Марк. Мальчик сделал вид, что спит, а когда все в доме стихло, выскользнул из постели и пробрался вниз, в библиотеку. Там он снял с полки большую семейную Библию и принялся читать «Откровение Иоанна Богослова».

Сумеречный утренний свет проник в окно библиотеки, когда Марк наконец оторвался от книги. Он чувствовал себя смертельно уставшим. Но самым страшным было то ужасающее знание, которое он только что почерпнул из Библии.

Ибо Марк, не задумываясь, сразу уверовал, что Дэмьен плоть от плоти Дьявола.

Он поднялся и поставил Библию на место. Потом тихонько, на цыпочках, выбрался в холл, стащил с вешалки свое тяжелое зимнее пальто, облачился в него и незаметно выскользнул на улицу. Ему необходимо было уйти отсюда и подумать, что делать…

— Кто, кто? Кто — Дэмьен? — воскликнула Анна, отрываясь от плиты, где она жарила яичницу. — И ты этому веришь, Ричард?

— Я не говорил, что верю этому, Анна, — возразил муж, стоящий в дверях кухни с письмом Бугенгагена в руках. — Я тебе просто пересказываю то, что наболтал тут Чарльз и что написано в этом послании.

— Но ты же не собираешься лететь в Нью-Йорк, Бог ты мой! — Анна отшвырнула ложку и направилась к шкафу за тарелками. Разговор показался ей каким-то бредом. — Уж не означает ли это…

— Нет! — рявкнул Ричард. — Все это чушь, и я, конечно, не верю в это. Но Роберт был убит в церкви, когда пытался заколоть Дэмьена, а…

— Да-да, Уоррен все-таки добрался до тебя. — Анна подошла к столу и поставила тарелки. — Теперь и ты заразился этим безумием. — Она приблизилась к мужу, перехватила из его рук письмо Бугенгагена и положила на стол. Затем взяла Ричарда за руки. — Я не позволю этому безумию овладеть тобой. Ты устал и не соображаешь, что делаешь. Ты никуда не едешь. И забудь обо всей этой ерунде…

— Анна…

— Нет-нет, покончим с этим. Ты услышал глупую, дурацкую историю, — теперь забудь ее, — Анна расплакалась. — О Ричард, что с нами происходит? Или мы все посходили с ума?

Ричард прижал ее к себе.

— Не плачь, — пытался он успокоить жену. — Ты права. Я устал и заработался. Прости меня, пожалуйста, прости…

— О Господи, конечно же, — пробормотала Анна, уткнувшись ему в плечо.

— Ну, успокойся, все в порядке. Я никуда не еду.

— А Дэмьен?.. Ты будешь по-прежнему к нему относиться?..

— Ну конечно, конечно.

— Обещай мне.

— Обещаю.

Обнимая жену и слегка покачивая ее в своих объятиях, Ричард стоял и глядел в окно. Вдруг он заметил на улице Дэмьена, пересекающего аллею позади дома. Мальчик направлялся в лес.

Эта картина пробудила в Ричарде смутное волнение.

— А где Марк? — спросил он, стараясь скрыть охватившую его тревогу.

— Он уже давно куда-то ушел, — ответила Анна, отстраняясь от мужа и вытирая глаза. — Когда я утром выходила за газетами, то заметила, что на вешалке нет его пальто.

— А почему бы и нам не погулять, а? — предложил Ричард.

— Но яичница… — Анна бросилась к плите, где уже начинали пригорать яйца.

— Я бы предпочел свежий воздух.

Анна уставилась на мужа. Что-то невероятное происходило в их семье, то, чего она никак не могла понять. В свое время, выходя замуж за Ричарда, она вполне отдавала себе отчет, насколько сложной будет их совместная жизнь. Но Анна так любила Ричарда и его мальчиков, что ей казалось, будто она преодолеет любые семейные кризисы.

Однако сейчас уверенность Анны несколько пошатнулась.

Женщина пожала плечами и поставила сковородку в раковину.

— Хорошо, — с легкостью согласилась она, — идем на прогулку.

Марк сидел под деревом далеко от дома. В глазах мальчика застыл недетский ужас. Он судорожно вцепился в колени, но не от холода, а от пронзительного страха, ибо никогда в жизни Марк так не боялся.

Мальчик не знал, у кого просить помощи. Ведь раньше все свои тревоги и страхи он выкладывал Дэмьену. А теперь?

Теперь он остался один на один со всем этим кошмаром.

Вдруг совсем рядом Марк услышал шаги.

— Марк? Эй, Марк!

Это был Дэмьен. Вездесущий Дэмьен.

Марк вскочил на ноги и, крадучись, стал отступать в глубь леса.

Дэмьен шел по пятам.

Марк бросился бежать.

— Эй, Марк!

Марк в глубине души понимал, что не уйдет далеко. Мальчик не спал всю ночь, он был измучен, ужас сковывал движения. Он поравнялся с огородным деревом и нырнул за его ствол, пытаясь хоть чуть-чуть отдышаться.

Прошло всего несколько минут, и он снова услышал рядом с собой голос Дэмьена.

— Я знаю, что ты здесь, — произнес Дэмьен.

Марк задрожал всем телом.

— Оставь меня одного, — еле слышно проговорил он.

Дэмьен обошел дерево и остановился в шести футах от Марка.

— Почему ты убегаешь от меня? — с горечью в голосе спросил Дэмьен.

Воцарилась длительная пауза. Наконец Марк хрипло вымолвил:

— Я знаю… кто ты.

Дэмьен улыбнулся:

— Знаешь?

Марк кивнул.

— Я слышал, что рассказал доктор Уоррен папе.

Дэмьен нахмурился.

— Так что же он сказал? — Это был уже скорее приказ, нежели вопрос.

— Он сказал… — Марк с трудом подыскивал слова, — он сказал, что Дьявол может создать свой образ на земле.