Соколиный замок, стр. 12

Я отдала Сью ключ от дома со спокойной душой, зная, что вещи будут в полной сохранности под ее присмотром.

В ту ночь я так и не заснула, лежа в постели в старом доме, притулившемся возле башни Койт на живописном склоне Телеграф-Хилл. Это был один из немногих городских домов, сохранившихся со времен первоначальной застройки. Как и драгоценности бабушки Мэри, его отличал тот же вычурный викторианский стиль. В эту бессонную ночь он представлялся мне островком безопасности между двумя странными эпизодами моей жизни – один из которых закончился, а другой неясно вырисовывался впереди.

Я услышала первый гудок, донесшийся с кораблей, вошедших ночью в гавань, и поняла, что начинается утро. Рассвет расползался по горбатым старым полам, и я подумала о том, какие незнакомые новые звуки будут приветствовать меня по утрам в Соколином замке.

Я выбралась из постели и подошла к окну, чтобы посмотреть поверх крыш на залив у подножия холма, где, едва различимые на фоне задымленной серой декорации, виднелись темные мачты старого парусника «Бальклута», оснащенного четырехугольными парусами. Я увидела знакомый, затянутый туманной дымкой невыразительный пейзаж и подумала о том, как же удалось Шейну О'Нилу так околдовать меня, что я согласилась поехать с ним и покинуть знакомый мне с детства мир? К чему это приведет?

Всего лишь месяц назад я и не подозревала о существовании этого человека. Тогда я была Касси Маги, обычной молодой женщиной, разочаровавшейся в любви. А теперь я стала Кассандрой, но даже в этом у меня не было полной уверенности. Я не сомневалась, что отношения с Шейном могут быть опасны для меня, однако ощущала непреодолимую потребность следовать за ним. Я хотела выяснить, чего он хочет от меня на самом деле. Я должна была это знать.

Встретившись с Шейном позднее в отеле «Фермонт», мы вышли из него и отыскали на Маркет-стрит магазин канцелярских принадлежностей, где он обменял мою пишущую машинку на другую модель со знаком доллара на клавише.

Покончив с этим, он тут же повел меня в магазин «И. Магнин». Я не стала рассказывать ему, насколько болезненно для меня было напоминание о том времени, когда я входила в это сверкающее белым мрамором здание, чтобы подыскать подходящее платье для свидания с Аланом. Довольно скоро я забыла о своих переживаниях. Шейн удивил меня, купив мне сразу несколько новых платьев. Он выбирал их сам, причем они были сшиты вовсе не в моем стиле. Ничто не укрывалось от его критического взора, когда он отдавал распоряжения продавщицам, таким же сдержанно элегантным, как и все оформление магазина, требуя подобрать для меня платья от Баленсиага и Дживанши.

– Все это для секретарши? – прошептала я едко между примерками, ощущая страх перед этим странным мужчиной, для которого, казалось, не существовало ничего невозможного.

– Если необходимо, я повышу вашу месячную зарплату, чтобы заставить вас носить эти наряды, – ответил он. – Не верю, что мужчина не должен заботиться о стиле одежды своей секретарши. Она должна выглядеть безупречно.

Я видела, что он сердится.

– Никогда прежде мне не говорили, что я недостойно выгляжу, руководствуясь собственным вкусом, – возразила я, в то же время признаваясь самой себе, что до сих пор моя одежда не отличалась элегантностью.

Мои попытки хорошо выглядеть носили случайный характер. Я вовсе не была уверена в безупречности своего вкуса при выборе одежды. Возможно, Шейн хотел произвести впечатление на своих деловых знакомых. Я почувствовала еще большую неуверенность в себе, стоя перед ним в облегающем черном платье, которое явно отвечало его вкусу, но не моему.

– Я не имел в виду ничего подобного. – Голос Шейна внезапно подобрел. – Все дело в том, что в качестве вашего нового работодателя я хотел бы положиться на свой вкус.

– В таком случае, надо было заявить об этом раньше, – сказала я, все еще ощущая неловкость. – Почему вы дожидались именно сегодняшнего дня, чтобы продиктовать, что мне следует и не следует носить? – При этом я вспомнила, что изменила прическу по его предложению и сделала другие, менее значительные добавления к своей внешности еще до того, как мы уехали из Ирландии.

– Потому что теперь я увожу вас в Соколиный замок, – ответил Шейн.

Глава 6

Мы выехали в Соколиный замок на длинной черной машине. Этот «мерседес» принадлежал Шейну и был удивительно похож на него, насколько вообще может быть похожа машина на человека.

Я все еще ощущала неловкость из-за купленной мне Шейном новой одежды, заботливо уложенной в красивые чемоданы. Что скажут родственники Шейна О'Нила, если узнают об этом? Ведь не мог же он рассчитывать на то, что люди, которые знали его всю жизнь, вдруг примут меня за его сестру. Это было вне всякого сомнения. Даже властный Шейн Гордый оказался бы в затруднительном положении, попытавшись при сложившихся обстоятельствах выдать меня за свою близкую родственницу.

Я с надеждой подумала, что в Соколином замке ко мне будут относиться просто как к секретарше Шейна, Кассандре Маги.

– Дорогая Кассандра, – произнес Шейн рядом со мной, – моя сестра Кассандра. – Он снова проявил сверхъестественное мастерство в чтении моих сокровенных мыслей.

– Ваша секретарша Кассандра, – холодно поправила его я, ощущая в нем ту концентрацию власти, которая привлекала меня, несмотря на благоговейный страх и сомнение. – Не стану отрицать, что исполнение роли вашей сестры в Ирландии и на борту океанского лайнера не пробудило во мне драматической жилки. Но сейчас, когда мы вернулись в Штаты и люди знают, что мы не можем быть родственниками, я намерена удовлетвориться ролью простой работающей женщины. – Я старалась говорить легкомысленным тоном, чтобы замаскировать неожиданно пробудившееся во мне ощущение утраты и сожаления.

На самом деле мне хотелось, чтобы моя жизнь была связана с жизнью Шейна О'Нила. Я нуждалась в иллюзии родственных отношений с ним, так как все еще не зажила душевная рана, нанесенная мне Аланом Девором, все еще не зажила. Однако я понимала, что мое сближение с Шейном должно закончиться.

– Я никогда не проживала по месту работы, – сказала я. – Буду ли я столоваться вместе с семьей? Или секретарша считается своего рода прислугой? Я не имею ни малейшего представления, как вести себя, когда мы прибудем.

– В Соколином замке и в городке Соколиное озеро к вам будут относиться как к члену семьи, – ответил Шейн.

– Соколиное озеро? – переспросила я, вспомнив, что Шейн уже упоминал название этого городка, когда рассказывал мне о Вулфе О'Лири. Сейчас я проявила заинтересованность.

– Так когда-то называлась деревня в Ирландии. А здесь это небольшой городок. Как вы догадываетесь, он получил свое название от Соколиного замка. В давние времена работавшие на заготовке леса бригады разбили лагерь на том месте, где теперь стоит город. Дед построил дома и магазин для своих рабочих, имевших семьи. В них до сих пор живут наши люди.

– Тогда это город, принадлежащий компании?

– Да, один из немногих, оставшихся в штате.

– Все это напоминает феодализм, – задумчиво сказала я, мельком взглянув на его лицо и заметив на нем застывшее мрачное гордое выражение.

Он смотрел вперед, на разворачивающуюся перед ним дорогу. Я не удержалась от вопроса:

– Если бы я действительно была вашей сестрой, вы, как хозяин поместья, запретили бы мне общаться с людьми из города, вашими вассалами? Так ведь они называются? С обычными людьми, которые усердно работают на своего сюзерена?

Мне стало страшно оттого, что эти слова тут же вызвали одно из безумных изменений его настроения. Я увидела, как дернулась его нижняя челюсть под кожей, внезапно приобретшей пепельный оттенок. Глаза сверкали на этой выцветшей маске, и я почувствовала, как мощная машина рванулась вперед.

– Это всего лишь шутка, – испуганно прошептала я.

Мне смутно припомнились библейские притчи из занятий в воскресной школе. Что-то относительно демона, овладевающего людьми. Именно в таком виде предстал сейчас передо мной Шейн, и я уже была готова увидеть приплясывающего красного дьявола, взирающего на меня из черной глубины его зрачков.