Партнер, стр. 63

Первым визитером временной штаб-квартиры мистера Сэнди Макдермотта стал Дж. Мюррей Ридлтон, окончательно побежденный адвокат Труди. С покорным видом он вручил Сэнди проект соглашения об имущественных правах. Документ обсудили во время обеда. Условия были продиктованы Патриком. Чувствуя себя хозяином положения, Сэнди не стеснялся делать замечания.

– Очень неплохой черновик, – приговаривал он, расставляя на полях щедрые красные пометки.

Собрав волю в кулак, Ридлтон из последних сил пытался сохранять достоинство и оспаривал каждую поправку, хотя оба прекрасно понимали: решающее слово принадлежит Лэнигану – анализ ДНК и сцены на фотографиях говорили сами за себя.

Вторым был Тэлбот Миме, юрист “Нозерн кейс мьючуэл”, бодрый и жизнерадостный мужчина, приехавший в комфортабельном автомобиле: кожаная обивка салона и сидений, рабочий стол, два телефона, факс, телевизор, видео, ноутбук, персональный компьютер и небольшая кушетка, хотя Миме нуждался в отдыхе только после самых ожесточенных баталий в зале суда. Он прихватил с собой секретаршу и помощника, из карманов которых торчали сотовые телефоны, а также своего коллегу – все это компания поставит клиенту в счет.

Четверка вошла в номер, где одетый в джинсы Сэнди предложил им чего-нибудь выпить из мини-бара. Все ответили отказом; секретарша и помощник тут же с озабоченным видом принялись нажимать кнопки своих телефонов.

Сэнди провел Мимса и его непредставившегося коллегу в гостиную. Сели у огромного окна, откуда открывался вид на паркинг и первые стальные конструкции возводимого по соседству еще одного казино.

– Я позволю себе перейти непосредственно к сути дела, – заявил Сэнди. – Вам известен человек по имени Джек Стефано?

– Нет, – последовал мгновенный ответ Мимса.

– Сомневаюсь. Это частный детектив из Вашингтона, нанятый Арициа, “Нозерн кейс мьючуэл” и “Монарх-Сьеррой” для розысков Патрика Лэнигана.

– И что же?

– Взгляните. – Сэнди с улыбкой протянул Мимсу пачку цветных снимков, и тот разложил их перед собой.

На каждом были запечатлены производившие тягостное впечатление ожоги Лэнигана.

– Это то, что было в газетах? – спросил Миме.

– В газетах было не все.

– Понятно. Предъявив иск ФБР, вы разослали фотографии по редакциям.

– Ожоги нанесены моему клиенту не людьми из ФБР, мистер Миме.

– Ах вот как… – Оставив снимки, он выжидательно посмотрел на Сэнди.

– Не ФБР нашло Патрика.

– Чем в таком случае вызван ваш иск?

– Стремлением вызвать у общественности сочувствие к моему клиенту.

– Это не сработало.

– С вами – да, но ведь вы не входите в жюри присяжных, или я ошибаюсь? Эти раны – результат длительной пытки, осуществленной людьми Джека Стефано. Стефано работал на нескольких клиентов, одним из которых оказалась “Нозерн кейс мьючуэл” – компания с весьма солидной репутацией и активами в шесть миллиардов долларов.

Тэлбот Миме отличался редкой практичностью – этого требовала его должность. С тремя сотнями незаконченных дел в офисе, с восемнадцатью крупными страховыми компаниями в качестве клиентов у него просто не оставалось времени на примитивные игры.

– Два вопроса, – проронил он. – Первый: вы можете доказать это?

– Да. ФБР подтвердит.

– Второй: чего вы хотите?

– Мне нужно, чтобы высокопоставленный сотрудник “Нозерн кейс мьючуэл” прибыл сюда завтра утром. Кто-нибудь обладающий бесспорными полномочиями.

– У нас работают очень занятые люди.

– Все мы – занятые люди. Не собираясь угрожать судебным иском, я думаю о том, насколько неприятной для компании может стать эта история.

– А по мне – это все-таки угроза.

– Воспринимайте мои слова, как вам будет угодно.

– В какое время дня завтра?

– В четыре после обеда.

– Мы приедем.

Поднявшись, Миме протянул Сэнди на прощание руку и стремительно вышел, сопровождаемый свитой.

Команда самого Сэнди прибыла во второй половине дня.

Секретарша тут же занялась беспрерывно звонившим телефоном. Сэнди связался с Каттером, Т.Л. Пэрришем, шерифом Суини, Марком Берком в Майами, Карлом Хаски, несколькими адвокатами в Билокси и прокурором Морисом Мастом.

Дважды он разговаривал с женой о том, как обстоят дела дома, а потом позвонил еще и в школу, где учились дети.

По телефону ему уже приходилось общаться с Холом Лэддом, однако впервые встретились они в “Камилле”. Лэдд представлял интересы “Монарх-Сьерры”. Явился он в одиночестве, несказанно удивив этим Сэнди, знавшего, что адвокаты страховых компаний всегда разъезжают по двое вне зависимости от характера полученного задания. Оба должны слушать, смотреть, говорить, делать записи, и, что самое главное, оба выставят клиенту счет.

В Новом Орлеане Сэнди были известны две богатые страховые компании, посылавшие на подобные дела не двух Юристов, а трех.

Серьезный, ближе к пятидесяти годам, Лэдд пользовался репутацией, избавлявшей его от необходимости иметь напарника. Вежливо приняв от Сэнди банку кока-колы, он уселся в кресло, которое до него занимал Миме.

– Вы знаете человека по имени Джек Стефано? – спросил Сэнди.

Получив отрицательный ответ, он в двух словах объяснил, о ком идет речь, и выложил на стол те же снимки.

Несколько минут оба говорили об ожогах. ФБР не имеет к ним никакого отношения, пояснил Сэнди. Лэдд моментально понял его. Долгие годы проработав со страховыми компаниями, он давно не удивлялся методам их деятельности.

И тем не менее скрыть изумление не смог даже он.

– Принимая в расчет то, что вы в состоянии доказать это, – заметил Лэдд, – мой клиент, я уверен, захочет решить дело мирным путем.

– Мы готовы отказаться от предъявленного ФБР иска и назвать в качестве ответчиков вашего клиента, “Нозерн кейс мьючуэл”, Арициа, Стефано и людей, проводивших пытки.

Речь идет о гражданине США, которого истязали другие граждане США. Это дело стоит многих миллионов. В суд мы обратимся прямо здесь, в Билокси.

Этого можно было избежать при условии, что разрешением проблемы займется Лэдд. Он согласился немедленно созвониться с “Монарх-Сьеррой” и потребовать, чтобы главный юрисконсульт компании бросил все и вылетел в Билокси. Действия клиента, не поставившего его в известность о деньгах, выделенных на розыски Лэнигана, привели Лэдда в ярость.

– Если все это правда, – сказал он, – я больше никогда не стану иметь с ними ничего общего.

– Поверьте мне, это правда.

* * *

Уже почти стемнело, когда Паоло с завязанными глазами и в наручниках вывели из дома. Никакого оружия, ни одной угрозы. Сидя на заднем сиденье небольшой машины, он около часа слушал классическую музыку.

Когда автомобиль остановился, дверцы распахнулись, и Паоло помогли выбраться.

– Пойдемте, – прозвучал голос за его спиной, и на локоть легла чья-то большая и крепкая рука.

Под ногами зашуршал гравий. Пройдя метров сто, они остановились.

– Вы стоите на дороге в двадцати километрах от Рио.

По левую руку, в трехстах метрах, находится ферма, там есть телефон. Отправляйтесь туда. У меня с собой пистолет, и если вы обернетесь, мне не останется ничего иного, кроме как выстрелить вам в голову, – предупредил профессора по-прежнему невидимый человек.

– Я не буду оборачиваться, – выговорил Паоло, которого сотрясала дрожь.

– Хорошо. Сначала я сниму наручники, а потом повязку.

– Я не повернусь, – повторил Паоло.

Кисти освободились.

– После того как я сниму повязку, вы быстро пойдете вперед.

Тряпка спала, и Паоло, склонив голову, засеменил по дороге. Позади него не раздалось ни звука. Он не решался даже покоситься в сторону.

С фермы Миранда позвонил в полицию, а затем сыну.

Глава 33

Судебные репортеры приехали ровно в восемь.

Протянув Сэнди визитки, молодые женщины – обеих звали Линда – прошли за ним в гостиную, где мебель сдвинули к стенам, а в центре расставили стулья. Одной он предложил сесть спиной к окну с плотно закрытыми шторами, другой напротив, в небольшой нише рядом с баром, однако поскольку обе умирали от желания выкурить по последней сигарете, Сэнди отправил их в дальнюю спальню.