Король сделки, стр. 80

Поскольку все явно ждали, что Клей тоже поддержит разговор, он спросил:

– Здесь редко случаются увольнения?

– Хэнна ненавидят увольнять людей.

– Их возьмут обратно?

– Компания пытается делать все, что можно. Но суд по делу о банкротстве еще не кончился.

Клей кивнул и поспешно вернулся к своему сандвичу. Двое молодых мужчин встали и направились к кассе. Этель решительно отвергла их попытку расплатиться.

– Нет-нет, ребята, за счет заведения.

Они благодарно кивнули и вышли, предварительно опустив в бутыль несколько монеток. Через несколько минут Клей попрощался со стариками, расплатился, поблагодарил Этель и, проходя мимо копилки, сунул в нее стодолларовую купюру.

После наступления темноты он сидел на трибуне для приезжих и смотрел матч между ридсбургскими «Пантерами» и командой «Лоси» из Энида. Трибуны для местных были заполнены до отказа. Оркестр играл громко, публика ревела, поддерживая своих и требуя победы. Но игра не интересовала Клея. Он смотрел в программку и гадал, сколько игроков являются членами семей, подпавших под увольнение. Потом, ряд за рядом оглядывая противоположную трибуну, старался угадать, у кого из этих людей есть работа, а у кого нет.

Сразу после исполнения гимна и перед тем, как мяч был введен в игру, местный священник прочел молитву о безопасности игроков и об улучшении экономической ситуации в общине. Он закончил словами: «Помоги нам, Господи, пережить эти тяжкие времена. Аминь».

Если был в жизни Клея Картера момент, когда он чувствовал себя хуже, чем сейчас, то припомнить его он не смог.

Глава 38

Ридли, очень расстроенная, позвонила в субботу утром. Вот уже четыре дня она не могла найти Клея! Никто в офисе не пожелал сказать ей ни где он, ни когда вернется. Сам же он даже не попытался связаться с ней, хотя телефонов у каждого было больше чем достаточно. Разве так поступают, если хотят продолжать отношения? Выдержав ее жалобы в течение нескольких минут, Клей услышал какое-то жужжание на линии и спросил, где она находится.

– На нашей вилле.

– Как ты туда добралась? – «Гольфстрим» был при Клее.

– Наняла маленький самолет. Слишком маленький, без посадки он до Сент-Барта долететь не мог, так что пришлось делать остановку для дозаправки в Сан-Хуане.

Бедняжка. Интересно, как ей удалось раздобыть номер телефона чартерной службы?

– Зачем ты туда полетела? – спросил он, осознавая всю глупость вопроса.

– Я очень расстроилась из-за того, что не могла тебя разыскать. Никогда больше так не делай, Клей.

Он попытался было отыскать связь между своим исчезновением и ее путешествием на Сент-Барт, но быстро сдался.

– Прости, – сказал он. – Я улетал в спешке. Пэттон Френч вызвал меня в Билокси. Дел было по горло, поэтому я и не позвонил.

Повисла пауза – видимо, Ридли решала, следует ли ей простить его сразу или помучить денька два.

– Обещай, что больше так делать не будешь, – капризно попросила она.

Клей был не в настроении ни прощать, ни давать обещания. К тому же его радовало, что Ридли сейчас далеко.

– Этого больше не случится, – нехотя произнес он. – Отдохни хорошенько.

– А ты не прилетишь? – спросила она без особого энтузиазма. Просто из вежливости.

– Ты же знаешь, во Флагстафе суд на носу, – напомнил он, не уверенный, что это о чем-либо ей говорит.

– Позвонишь мне завтра?

– Конечно.

Иона вернулся в город с кучей историй о своих морских приключениях. Они договорились встретиться в девять в бистро на Висконсин-авеню, чтобы поужинать и как следует поболтать. Около половины девятого раздался звонок, но звонивший сразу повесил трубку. И тут же телефон зазвонил снова. Клей, застегивавший пуговицы на рубашке, раздраженно схватил трубку.

– Это Клей Картер? – прозвучал мужской голос.

– Да, с кем имею честь? – Из-за лавины звонков от недовольных клиентов – по дилофту, «Тощему Бену», а теперь и от разгневанных домовладельцев из округа Хауард – он дважды за последние два месяца сменил номер. Терпеть эти оскорбительные звонки в конторе еще куда ни шло, но дома он хотел покоя.

– Я из Ридсбурга, Пенсильвания. У меня для вас важная информация о компании «Хэнна».

Клей похолодел, присел на край кровати. Нужно постараться затянуть разговор, подсознательно понял он, пытаясь сообразить, как некто из Ридсбурга раздобыл его новый домашний номер, не значившийся в справочнике.

– Слушаю вас.

– Это не телефонный разговор, – заявил мужчина. Лет тридцать, белый, образование не ниже среднего, догадался Клей.

– Почему?

– Долгая история. У меня есть кое-какие бумаги.

– Где вы находитесь?

– Здесь, в городе. Давайте встретимся в вестибюле отеля «Времена года» на Эм-стрит. Там мы сможем поговорить.

Недурной план. В вестибюле шастает полно народу – на тот случай, если кому-то придет в голову достать пистолет и открыть стрельбу по адвокатам.

– Когда? – спросил Клей.

– Прямо сейчас. Я буду там через пять минут. Сколько времени вам нужно, чтобы добраться сюда?

Клей не собирался сообщать незнакомцу, что живет в шести кварталах от отеля, хотя его домашний адрес ни для кого секретом не был.

– Я приду через десять минут.

– Хорошо. На мне будут джинсы и черная бейсболка с надписью «Сталелитейщики».

– Я вас найду, – ответил Клей и повесил трубку.

Быстро завершив свой туалет, он вышел из дому и, спеша по Дамбартон-авеню, попытался решить, какого рода информация о компании «Хэнна» его заинтересовала бы и хотел ли он вообще узнать что-либо новое в этой связи. Он только что сам провел полтора дня в Ридсбурге и старался – увы, безуспешно – забыть об этом городе и его жителях. Сворачивая на Тридцать первую улицу, бормоча что-то нечленораздельное.

* * *

Клей глубоко погрузился в мысли о заговорах, увольнениях и шпионских сценариях. Мимо прошла дама, ее собачка сновала вдоль тротуара в поисках удобного местечка для своих маленьких дел. На спешившего ему навстречу молодого человека в черной байкерской куртке, с сигаретой, приклеенной к губе, Клей почти не обратил внимания. Когда они поравнялись напротив тускло освещенного дома, под сенью старого красного клена, мужчина – надо признать, исключительно удачно выбрав место и точно рассчитав время – внезапно остановился и нанес Клею резкий прямой удар справа в челюсть.

Клей так и не рассмотрел нападавшего. Он слышал лишь, как хрустнула кость и его голова ударилась о чугунную ограду, да смутно припоминал, что там был еще один человек с какой-то дубинкой в руках. Сменяя друг друга, оба нанесли ему серию молниеносных ударов. Клею с трудом удалось перевалиться на бок и поджать под себя колени. Потом дубинка, как кузнечный молот, обрушилась ему на затылок.

Он успел услышать отдаленный женский крик, после чего потерял сознание.

Дама, выгуливавшая собачку, к тому времени отошла на значительное расстояние, но, уловив позади звуки борьбы, обернулась, поняла, что двое избивают одного, что этот один уже лежит на земле, не подавая признаков жизни, бесстрашно ринулась к месту драки и в ужасе проводила взглядом двух громил в черных куртках, которые улепетывали, стуча коваными каблуками и размахивая огромными дубинами. Выхватив мобильник, она тут же набрала 911.

Пробежав до следующего квартала, мужчины исчезли за углом церкви на Эм-стрит. Дама попыталась помочь лежавшему на земле молодому мужчине подняться, но тот был без сознания и истекал кровью.

* * *

Клея увезли в больницу Университета Джорджа Вашингтона, где команде врачей-травматологов удалось стабилизировать его состояние. Осмотр выявил две большие открытые раны на голове, нанесенные тяжелым тупым предметом, рваную рану на нижней челюсти, разрыв хряща в левом ухе и многочисленные ушибы. Малая берцовая кость правой ноги была переломлена, на левой раздроблена коленная чашечка и сломана щиколотка. Клею обрили голову и наложили восемьдесят один шов. Черепная коробка, к счастью, осталась цела, но голова покрылась страшными гематомами. Шесть швов пришлось наложить на подбородок, одиннадцать – на ухо, ноги заковать в гипс до самых бедер.