Клиент, стр. 49

Она представила себе эту сцену: огромный пустой зал федерального суда в Новом Орлеане, двери заперты, возле них два охранника; Марк на месте для свидетелей; Фолтригг во всем блеске, свободно чувствующий себя на родной территории; судья в черной мантии. Он деликатен и, по всей вероятности, ненавидит Фолтригга, с которым вынужден постоянно иметь дело. Он, судья, спрашивает Марка, действительно ли тот отказался отвечать на вопросы перед Большим жюри, собиравшимся в это же утро в зале неподалёку. Марк, глядя вверх на Его Честь, отвечает утвердительно. “Каков был первый вопрос”, – спрашивает судья Фолтригга. Тот вскакивает на ноги со своим блокнотом, весь надутый от важности, как будто зал полон телекамер и фотоаппаратов. “Я спросил его, Ваша Честь, сказал ли ему Джером Клиффорд до самоубийства что-нибудь о теле сенатора Бойетта. И он отказался отвечать. Ваша Честь. Тогда я спросил его: не говорил ли ему Клиффорд, где спрятано тело сенатора Бойетта? И он снова отказался отвечать. Ваша Честь”. Тогда судья наклоняется поближе к Марку. Без улыбки. Марк смотрит на своего адвоката. “Почему ты не ответил на эти вопросы?” – спрашивает судья. “Потому что не хочу”, – отвечает Марк, что, в общем-то, довольно смешно. Но никто даже не улыбается.

“Что ж, – говорит судья, – я приказываю тебе ответить на эти вопросы перед Большим жюри. Ты понял меня, Марк? Я приказываю тебе вернуться в комнату, где заседает Большое жюри, и ответить на все вопросы мистера Фолтригга, ты понял, Марк?” Марк молчит и стоит неподвижно. Он не сводит глаз со своего адвоката, которой доверял и которая сейчас сидит в тридцати футах от него. “Что, если я не отвечу на эти вопросы?” – спрашивает он наконец, и это выводит судью из себя. “У тебя нет выбора, молодой человек. Раз я приказал, ты должен отвечать”. “А если я не буду?” – в ужасе спрашивает Марк. “Что ж, тогда я обвиню тебя в пренебрежении к суду и, возможно, упрячу тебя в тюрьму, пока ты не передумаешь. На долгое время”, – ворчит судья.

Кошка потерлась о стул и напугала ее. Сцена суда исчезла. Она закрыла книгу и подошла к окну. Лучше всего было посоветовать Марку соврать. Соврать один раз. В критический момент объяснить, что Джером Клиффорд не говорил ничего о Бойде Бойетте. Он свихнулся, был пьян и не в себе и ничего путного не говорил. Кто может доказать обратное?

А Марк умел врать отменно.

* * *

Он проснулся в незнакомой комнате на мягком матрасе под тяжелой грудой одеял. Тусклый свет лампы пробивался из коридора через приоткрытую дверь. Его потрепанные кроссовки стояли на стуле у двери, но остальная одежда была на нем. Марк сдвинул одеяла на ноги, и кровать заскрипела. Он уставился на потолок и смутно припомнил, что сюда его привели Реджи и мамаша Лав. Потом он вспомнил качели и чувство усталости.

Он медленно опустил ноги с кровати и сел на краю. Он помнил, как его с трудом вели по лестнице. Ситуация прояснялась. Он сел на стул и зашнуровал кроссовки. Половицы деревянного пола заскрипели, когда он пошел к двери и открыл ее. В холле было тихо. В него выходили еще три двери, но все были закрыты. Он прошел к лестнице и на цыпочках, не спеша, спустился вниз.

Его внимание привлек свет на кухне, и он пошел быстрее. Часы на стене показывали два двадцать. Он вспомнил, что Реджи в доме не живет, у нее квартира над гаражом. Мамаша Лав скорее всего крепко спит наверху. Потому он перестал красться, а прошел через холл, открыл парадную дверь и вышел на террасу, где увидел качели. Было прохладно и темно, хоть глаз выколи.

На какое-то мгновение ему стало стыдно за то, что уснул и его пришлось уложить спать в этом доме. Ему необходимо находиться в больнице вместе с матерью, спать на той неудобной раскладушке и ждать, когда Рикки окончательно придет в себя и они смогут вернуться домой. Он решил, что Реджи позвонила Дайанне, так что мать скорее всего не беспокоится. Более того, она, вероятно, довольна, что он здесь, нормально ест и удобно спит. Матери – они такие.

По его подсчетам, он пропустил два дня в школе. Сегодня уже четверг. Вчера на него в лифте напал человек с ножом, у которого оказалась их семейная фотография. И за день до этого, во вторник, он нанял Реджи. А казалось, что по меньшей мере месяц прошел. А еще днем раньше, в понедельник, он проснулся, как все обычные мальчишки, и пошел в школу, даже не подозревая, что вскоре произойдет. В Мемфисе, наверное, миллион ребят, и ему никогда не понять, почему именно он оказался избранным для встречи с Джеромом Клиффордом за минуты до того, как тот сунул дуло пистолета себе в рот.

Курение. В этом все дело. Вредно для здоровья. Что верно, то верно. Господь наказал его за то, что он наносит вред своему организму. Черт! А что было бы, если бы его поймали с пивом?

На тротуаре появился силуэт человека, который на мгновение остановился перед домой мамаши Лав. Оранжевый огонек сигареты светился перед его лицом. Потом он медленно направился дальше. Немного поздновато для вечерних прогулок, подумал Марк.

Прошла минута, и человек вернулся. Тот же самый. Та же медленная походка. Опять помедлил, разглядывая дом сквозь деревья. Марк затаил дыхание. Он сидел в темноте и знал, что увидеть его невозможно. Но этот человек был не просто любопытным соседом.

* * *

Ровно в четыре утра простой белый фургон со снятыми номерными знаками въехал на трейлерную стоянку и свернул на Восточную улицу. В трейлерах было темно и тихо. На улицах пусто. Маленький поселок мирно спал, и так будет еще часа два, до рассвета.

Фургон остановился перед номером 17. Мотор заглушили и свет в машине выключили. Никто фургон не заметил.

Через минуту водительская дверца открылась, вышел человек в форме и принялся оглядывать улицу. Форма напоминала полицейскую – синие брюки, синяя рубашка, широкий черный ремень с кобурой, тот же тип пистолета на бедре, черные ботинки. Но ни шляпы, ни фуражки. Вполне правдоподобно для четырех утра, особенно если никто не смотрит. В руках он держал квадратную картонную коробку раза в два больше коробки для обуви. Он еще раз оглянулся и прислушался к тому, что происходит в соседнем трейлере. Ни звука. Даже собаки не лаяли. Он улыбнулся сам себе и направился к дверям номера 17.

Если он заметит какое-либо движение в соседнем трейлере, то просто постучит в дверь и изобразит из себя растерянного рассыльного, разыскивающего миссис Свей. Но ничего такого не понадобилось. Ни звука, ни шороха со стороны соседей. Тогда он быстро поставил коробку у дверей, сел в фургон и укатил. Он приехал и уехал, не оставив никакого следа, за исключением маленького предупреждения.

* * *

Ровно через полчаса коробка взорвалась. Взрыв был тихим, точно рассчитанным. Дверь вылетела, и пламя втянуло внутрь. По комнатам трейлера побежали красные и желтые язычки огня и клубы черного дыма. Сама конструкция трейлера, напоминающая спичечную коробку, была готовым костром.

Пока Руфус Биббс приходил в себя и набирал 911, пламя охватило весь трейлер Свеев и спасти его было невозможно. Руфус повесил трубку и побежал искать свой водопроводный шланг. Жена и дети метались по трейлеру, стараясь побыстрее одеться и выбежать наружу. На улице раздавались крики и вопли соседей, одетых во все варианты пижам и халатов. Десятки людей, разинув рот, смотрели на пожар, тогда как другие тащили шланги и поливали соседние трейлеры. Огонь разрастался, толпа увеличивалась, в трейлере Биббса вылетели стекла. Эффект домино. Новые визги и звон вновь вылетевших стекол. Потом сирены и красные огни.

Толпа отодвинулась, чтобы дать возможность пожарным протянуть шланги и начать качать воду. Все остальные трейлеры удалось спасти, но дом Свеев превратился в кучу мусора. И крыша, и большая часть пола сгорела. Осталась только задняя стена с вполне целым окном.

Люди все прибывали, наблюдая, как пожарные поливают руины. Уолтер Дибл, болтун с Южной улицы, принялся разоряться насчет того, какая дешевка эти чертовы трейлеры, проводка плохая, и так далее. Черт побери, мы все живем в ловушке и можем сгореть заживо, заявил он тоном уличного проповедника, и что нам надо, так это заставить этого сукина сына Такера предоставить всем безопасное жилье. Он, пожалуй, поговорит об этом со своим адвокатом. Лично он установил в своем трейлере восемь детекторов тепла и дыма, и все из-за проводки, и вообще он, скорее всего, обратится к адвокату.