Брокер, стр. 33

Неожиданно Луиджи поравнялся с ним на тротуаре.

– Буон джорно, – поздоровался он.

Марко остановился и, улыбнувшись, протянул ему руку:

– Буон джорно, Луиджи, вы, никак, снова за мной следите?

– Вовсе нет. Я вышел пройтись, увидел вас на другой стороне улицы. Я обожаю снег, Марко. А вы?

Они пошли рядом неспешным шагом. Марко хотел верить своему другу, но сомневался, что они встретились случайно.

– Мне здесь нравится. В Болонье гораздо лучше, чем в Вашингтоне, особенно в час пик. Кстати, а чем вы занимаетесь целыми днями, Луиджи? Я могу спросить?

– Конечно. Можете спросить, что пожелаете.

– Я так и думал. Знаете ли, у меня две жалобы. Вообще-то даже целых три.

– Неудивительно. Вы пили кофе?

– Да, но выпил бы еще чашечку.

Луиджи кивком показал маленькое кафе на углу. Они вошли, все столики были заняты, поэтому они пристроились у стойки бара и заказали эспрессо.

– Итак, первая жалоба? – тихо спросил Луиджи.

Марко придвинулся ближе, их головы почти соприкасались.

– Первые две жалобы тесно связаны. Во-первых, деньги. Много мне не требуется, но я хотел бы получать нечто вроде фиксированных выплат. Нищета отвратительна, Луиджи. Я чувствовал бы себя гораздо лучше, если бы у меня были деньги в кармане и мне не приходилось бы их копить для покупки необходимых вещей.

– Сколько?

– Не знаю. Я давно уже не торговался относительно своего содержания. Что, если я попрошу для начала сотню евро в неделю? Тогда я смогу покупать газеты, журналы, книги, еду – видите, я говорю о самых простых покупках. Дядюшка Сэм оплачивает мою квартиру, и я ему премного благодарен. Если задуматься, он делает это шесть последних лет.

– Вы могли бы до сих пор находиться в тюрьме.

– Благодарю за напоминание, Луиджи. Я об этом не подумал.

– Простите, это было невежливо с моей стороны.

– Послушайте, Луиджи, я рад, что оказался здесь, поверьте. Но ведь сегодня я полностью помилованный гражданин некой страны – не вполне уверен, какой именно, – и имею право на то, чтобы со мной обращались достойно. Мне ненавистна нищета, и я не люблю попрошайничать. Я хочу, чтобы вы пообещали мне сотню евро в неделю.

– Я подумаю, что можно сделать.

– Спасибо.

– Вторая жалоба?

– Мне нужны деньги на покупку кое-какой одежды. У меня мерзнут ноги, потому что на улице снег и я обут в неподходящую обувь. Еще мне нужно пальто потеплее и, наверное, пара свитеров.

– Я вам все это доставлю.

– Нет, я хочу купить все сам, Луиджи. Дайте мне денег, и я сам выберу. Я прошу у вас не так много.

– Попробую.

Они чуть отпрянули друг от друга и сделали по глотку кофе.

– Третья жалоба? – спросил Луиджи.

– Это касается Эрманно. Он очень быстро теряет интерес. Мы занимаемся по шесть часов в день, и все это ему докучает.

Луиджи в отчаянии начал вращать глазами.

– Я не могу щелкнуть пальцами и подать вам нового преподавателя, Марко.

– Учите меня сами. Вы мне приятны, Луиджи, мы с вами хорошо проводим время. А Эрманно – зануда, и вы это отлично знаете. Он молод, ему надо учиться. А вот вы будете замечательным учителем.

– Я не учитель.

– Тогда найдите другого. Эрманно занимается со мной неохотно. Из-за этого я продвигаюсь вперед очень медленно.

Луиджи отвернулся и посмотрел на двух пожилых мужчин, вошедших в кафе и прошедших мимо них вдоль стойки бара.

– Он так или иначе уходит, – сказал он. – Как вы и сказали, ему действительно надо учиться.

– Сколько еще продлятся мои занятия?

Луиджи покачал головой, давая понять, что это ему неведомо.

– Такие решения принимаю не я.

– У меня есть и четвертая жалоба.

– Пятая, шестая, седьмая. Выслушаем их все, тогда, быть может, целую неделю жалоб не будет.

– Я ее уже высказывал, Луиджи. Это своего рода постоянный протест.

– Адвокатский прием?

– Вы насмотрелись американских сериалов. Я хочу, чтобы меня переселили в Лондон. Там десять миллионов жителей, и все говорят по-английски. Мне не надо будет тратить по десять часов в день на изучение. Поймите меня правильно, Луиджи, мне нравится итальянский. Чем глубже я в него погружаюсь, тем прекраснее он мне кажется. Но послушайте, если вы хотите меня спрятать, то отправьте туда, где я могу выжить.

– Я уже сообщил об этом кому положено, Марко. Я таких решений не принимаю.

– Знаю, знаю. Но вы им напоминайте, ладно?

– Нам пора идти.

Когда они вышли на улицу, снегопад усилился, и они прогуливались под крышей галереи. Хорошо одетые джентльмены спешили на службу. Вышли и первые покупатели – в основном домохозяйки, торопившиеся на рынок. Ожила и сама улица: маленькие автомобили и мопеды обгоняли городские автобусы и объезжали сугробы.

– Здесь часто идет снег? – спросил Марко.

– По нескольку раз за зиму. Нечасто, да к тому же у нас тут милые крытые галереи, благодаря которым мы остаемся сухими.

– Как и было задумано.

– Некоторым из них тысяча лет. Здесь их больше, чем в любом городе мира. Вы это знали?

– Нет. Мне почти нечего читать, Луиджи. Если бы у меня были деньги, я мог бы покупать книги, читать их и узнавать новое.

– К ленчу я достану денег.

– И где же будет ленч?

– Ресторан «Сезарина», улица Сан-Стефано, в час дня. Согласны?

– Как я могу сказать «нет»?

* * *

Марко вошел в ресторан на пять минут раньше назначенного времени. Луиджи с какой-то женщиной сидели за столиком неподалеку от двери. Марко своим появлением явно прервал серьезный разговор. Женщина неохотно встала, протянула вялую руку и обратила к нему печальное лицо. Луиджи представил ее как синьору Франческу Ферро. Привлекательная, за сорок, чуть старовата для Луиджи, который вечно засматривается на студенток. Во всем ее облике ощущалось раздражение, не лишенное снобизма. Марко захотелось сказать: «Простите, но меня пригласили сюда на ленч».

Усаживаясь, он обратил внимание на две докуренные до фильтра сигареты в пепельнице. Стакан воды перед Луиджи почти пустой. Они явно сидят здесь уже минут двадцать.

– Синьора Ферро – преподаватель языка и местный гид, – сказал Луиджи, медленно выговаривая слова. Последовала пауза, которую Марко нарушил едва различимым «да».

Он посмотрел на синьору и улыбнулся, она ответила вымученной улыбкой. Можно было заключить, что он ей уже надоел.

Луиджи продолжал по-итальянски:

– Эта ваш новый преподаватель. Эрманно будет заниматься с вами по утрам, а синьора Ферро – днем.

Марко понимал каждое слово. Он постарался ей улыбнуться:

– Va bene. – Хорошо.

– Эрманно на следующей неделе возобновляет занятия в университете, – объяснил Луиджи.

– Я так и подумал, – сказал Марко по-английски.

Франческа закурила новую сигарету и сжала ее полными яркими губами. Выпустив густое облако дыма, спросила:

– Итак, каков же ваш итальянский? – У нее оказался громкий, хрипловатый голос, явный результат многолетнего курения. По-английски она говорила медленно, с утонченным произношением, без акцента.

– Ужасен, – сказал Марко.

– Он делает успехи, – поддержал его Луиджи.

Официант поставил на стол бутылку минеральной воды и вручил каждому меню. Синьора погрузилась в свое. Марко последовал ее примеру. Надолго воцарилось молчание, пока все трое, словно не замечая друг друга, изучали предлагаемые блюда.

Когда наконец они оторвались от меню, она обратилась к Марко:

– Я бы хотела послушать, как вы сделаете заказ по-итальянски.

– Никаких проблем, – сказал он. Он выбрал блюда, названия которых мог произнести, не вызывая смеха вокруг. Появился официант и приготовился записывать. Марко заговорил:

– Si, allora, vorrei un'insalata di pomidori, e una mezza porzione di lasagna – Да, пожалуйста, я хочу салат из помидоров и полпорции лазаньи. – Он в который уже раз порадовался, что существуют такие трансатлантические названия, как спагетти, лазанья, равиоли и пицца.