Вражда и любовь, стр. 22

Теперь Джейми молчал, задумчиво глядя на девушку. Ее поведение доводило его до бешенства — ведь он не сделал ничего, что могло бы вызвать страх. Но без него она не уедет, нет, не уедет. Сама сделала выбор.

— Я очень рад, что вы остаетесь, — проговорил Джейми, слегка усмехнувшись. Шийна подалась назад.

— Но почему? — осторожно спросила она. — Ведь я не пойду замуж за вашего брата.

— И это я тоже рад слышать. — Джейми даже засмеялся — в полном противоречии со своим прежним настроением.

Шийна очень смутилась.

— Рады? Но ведь вы дали Колину свое благословение.

— С большой неохотой, должен вам сказать.

— Не понимаю. Если я вам так не нравлюсь… Джейми прервал ее речь громким смехом.

— Как же вы заблуждаетесь, милочка. Но это и неудивительно: ведь я только и делал, что кричал на вас. — Помолчав, он продолжал:

— Дело в том, что вы мне слишком нравитесь, я хочу вас для себя. Теперь вам понятно, почему я рад, что вы остаетесь? Я докажу, что у вас нет причины меня опасаться.

Он повернулся и вышел из комнаты, оставив Шийну в одиночестве и в полном расстройстве чувств. Нет причины опасаться. Он привел ей самую важную из всех причин!

Глава 15

Колин в полном бешенстве ускакал из замка. Ища выход своему темпераменту, он прогалопировал на земли Макинтошей и отвел душу, нападая на арендаторов, разгоняя стада и вообще причиняя зло всеми доступными ему способами. Поэтому вернулся он в замок уже к ночи и узнал, что его драгоценная Шийна в конце концов остается. Сообщив брату новость, Джейми сердито добавил:

— Она-то остается, братец, однако вряд ли мы часто будем ее видеть.

— Почему?

— Думаю, она собирается укрыться в башне и не показываться нам на глаза. Именно так она вела себя сегодня.

— И не спустилась поесть?

— Нет.

— Так она же голодна! — вспыхнул Колин.

— Не волнуйся, братец, — спокойно заметил Джейми. — Наша тетушка, помоему, очарована девушкой. Ходила ее навестить и захватила с собой полный поднос еды… Не так-то легко было объяснить Джесси, из-за чего вся эта суматоха.

Последнюю фразу он произнес не слишком весело. Зато Колин ухмыльнулся.

— Могу себе представить. Ты сообщил Джесси, что у нее появилась соперница? Джейми нахмурился.

— Чего ради я стану ей сообщать? У меня и без того забот хватает.

— Оно и к лучшему. — Колин не мог удержаться, чтобы не поддразнить старшего брата. — Чего ради спать в постели одному, дожидаясь, пока кто-то ее с тобой разделит? Никто не осудит тебя за то, что ты предпочитаешь синицу в руках журавлю в небе.

Джейми не ответил. Может, это и правда. Он рассказал Джесси о Шийне как можно меньше.

Даже не знал в точности почему, но в намеках Колина он почувствовал частицу истины, и это было ему неприятно.

— Хорошо сказано, Колин. Завтра я исправлю положение.

Колин удивился и быстро сообразил, что посмеявшись над братом, на самом деле уязвил себя самого. Освободившись от своей нынешней любовницы, Джейми получит полную свободу ухаживать за Шийной.

— Да погоди ты, Джейми, — поспешил Колин исправить дело. — Я ведь просто пошутил. Не ущемляй ни себя, ни Джесси из-за моей глупой болтовни.

— Но ты прав, братец. Несправедливо по отношению к Джесси притворяться, что у меня прежние интересы. Нет, лучше покончить с этим прямо сейчас, одним ударом.

— Одним?

— Ну чего ты так уставился? — засмеялся Джейми. — Я вовсе не такой жеребец, каким меня считают.

— Гм!

Пожав плечами, Джейми добавил:

— По правде сказать, меня не тянет к Джесси после того, как я познакомился с прелестной Шийной.

— Такая разборчивость вроде бы не в твоем духе, — заметил Колин, весьма недовольный.

Джейми пропустил насмешку мимо ушей и сказал:

— Темно-рыжая красавица в башне — драгоценный камень, блеск которого затмевает все остальное. Мне не нужна никакая другая, только она.

Железное определение, ничего не скажешь. Копия понял, что брат увлечен Шийной не меньше, чем он сам, а может, и больше. Открытие не из приятных.

— Ты не получишь ее, если она сама того не захочет! — твердо предупредил он брата. — Я на этом настаиваю, Джейми.

— Разве тебе известен хоть один случай, чтобы я принудил девушку против ее воли? — возразил Джейми.

— Я не знал таких, которые противились бы тебе, откуда же мне знать, как ты поступишь, если таковая найдется?

— Я не стану принуждать ее, братец, — спокойно произнес Джейми.

— Шийна не из тех, кто легко сдается, — непреклонным тоном заявил Колин.

— Но ведь ты ее и не трогал, — напомнил Джейми.

— Верно, и знал бы ты, как это было нелегко. Я вел настоящее сражение с самим собой, чтобы держаться от нее на расстоянии. И я тебя спрашиваю, Джейми: в состоянии ли ты считаться в первую очередь с ее чувствами, а не со своими? Оставишь ли ты ее в покое, как я, если она тебя не захочет?

Брови у Джейми сошлись на переносице.

— Я же сказал, что не стану ее принуждать.

— Сказать-то сказал, но ты привык получать что хочешь, и без промедления. И я все думаю: умеешь ли ты ждать, Джейми, а в случае чего и отступить?

— Ты задаешь слишком много вопросов, парень, — раздраженно ответил старший брат.

— Тебе не нравится мысль о возможном поражении?

— Мне не нравятся все эти пререкания. Если ты заметишь, что я в этом деле веду себя не так, можешь указать мне, если… это вообще произойдет. А до тех пор не вмешивайся.

Колин больше не настаивал, хоть и не в состоянии был избавиться от тяжести на душе. Он знал норов брата и его нетерпеливость. Что ждет Шийну?

— Значит, она предпочитает остаться здесь — пусть против своего желания, только бы не ехать наедине с тобой туда, куда ей хочется? спросил Колин.

— Ей нечего меня бояться, но я должен доказать ей это.

— Если ты будешь сдерживать свой нрав, — заметил Колин, — то Шийна, может, и перестанет тебя бояться. Но говоря по правде… я надеюсь, что не перестанет! — пылко добавил он.

Глава 16

Шийна откинулась на подушку; так приятно опустить больную голову на что-то очень мягкое и пушистое. Лидия только что ушла. Шийна чувствовала благодарность к пожилой женщине за ее заботу, за принесенную еду. Хорошо, что в замке нашлась добрая душа, такой отзывчивый человек. И вместе с тем Шийне не хотелось, чтобы Лидия приходила, потому что старушка, сама того не желая, добавила Шийне страху.

Лидия была чересчур наблюдательна. Стараясь развлечь девушку, она болтала о разных пустяках и в то же время внимательно разглядывала ее. И внезапно проговорила:

— У вас волосы и глаза как у Фергюсонов! Мне все время казалось, что в вас есть что-то знакомое, но я только теперь додумалась, в чем дело. Эти волосы, такие темно-рыжие, того же самого цвета, какие были у Найела Фергюсона.

Шийна была слишком ошеломлена, чтобы говорить, а Лидия продолжала:

— Никогда не видела таких волос у членов другой семьи. Вы из Фергюсонов.

— Я ведь говорила, кто я.

— О, верно, говорили. — Лидия вздохнула. — Не обращайте на мою болтовню внимания, милочка. Я заметила, как смотрит на вас наш Джейми. Честное слово, он влюбился в вас. Но мне-то давно хочется, чтобы он женился на дочери Фергюсона и положил конец проклятой междоусобице. Вот я и пытаюсь сделать из вас девушку из их рода. В глубине души я ведь знаю, что Джейми не женится ради моего удовольствия. Так что это к лучшему, что вы не из Фергюсонов. Но если бы вы были из их клана, то не дали бы согласия, верно?

С этими словами Лидия ушла, не дожидаясь ответа и тихо притворив за собой дверь. Она определенно догадывалась об истине. Что, если она скажет Джейми? Лидия не встречалась с Фергюсонами сорок семь лет и все-таки заметила сходство Шийны с дедом. Джейми видел ее отца совсем недавно, и его брат тоже. Пока что Джейми не разглядел сходства, но что, если Лидия натолкнет его на эту мысль? Конечно же, он догадается!