Главное правило принцессы, стр. 5

– Велеск, скажи ей! – Рыжебородый гном уселся на ступеньку возле трона, запустив руку за голенище сапога.

Велеск, пытливо глядя на меня, высунулся из-за занавески.

– Так в чем дело, Велеск?!

– Понимаете, Имида не должна узнать, что вы внучка Леонарда. Кхм… никто в Ландере не должен узнать.

– Интересно, чем это гномам может не понравиться моя родословная? – усмехнулась я.

– Гномам, возможно, и все равно. Однако многие из нас скорее доверятся Имиде. Узнай она, кем вы приходитесь Леонарду, все сорвется. Старейшины поговаривают, что Имида боится появления правителя.

– Но деда больше нет!

– Все равно лучше скрыть ваше происхождение, по крайней мере, на первое время. К тому же, – Яков выудил из сапога смятый листок, – у нас есть более подходящее прикрытие для вашего пребывания в Ландере. Некоторые гномы, встревоженные нападением на Оливию, решили нанять мосэрта. На нашем языке это означает «ищейка». Кто-нибудь со стороны, польстившийся на неплохую плату и сомнительную работенку, пришелся бы в самый раз. Здесь стоят их подписи и, что самое главное, подписи двух из четырех старейшин.

– Отлично. Карету, обитую золотом, оставлю пылиться во дворе.

– И еще…

– Неужели что-то еще? – ехидно заключила я.

– Это должен быть мужчина!

Я повернула голову, встретившись взглядом со своим растерянным отражением в отполированном до блеска щите.

Может, в доме у Лисса мне было не так уж и плохо?..

Глава 2

И волки сыты, и овцы целы, и принцессе вечная память

Двумя днями ранее

Иллион

Раздвинув подвешенные к потолку многочисленные мешки с травами, я приблизилась к столу. На темной поверхности столешницы остались засохшие капли воска от свечей и бурое, прожженное в самом центре пятно – как подтверждение особой работы владелицы.

В комнате остро пахло лавандой, аромат шел из старой, проржавевшей лампы, предназначенной для хранения масла, теперь же тускло мерцающей красно-желтым, давно не чищенным боком. Глиняные горшки, покрытые копотью и составленные друг на друга, начинали тоненько дребезжать при каждом моем шаге, норовя превратиться в груду осколков. Такой антураж любят создавать деревенские ведьмы для своих чересчур впечатлительных клиенток. Но я-то знала, в этом доме колдовством не промышляют. Скорее, предсказанием.

В углу шелохнулась узорчатая занавеска.

– Рада вновь вас видеть, ваше высочество. Вы подвергали себя большому риску, но он был оправдан. – В чуть раскосых глазах промелькнула симпатия.

– Я не могла вернуться в Хорсигу без Тайроса.

– Хорсиге повезло. – Аира села напротив.

– Не так сильно, как она заслуживает, но, да, ты права. – Я улыбнулась. – Так зачем ты меня сюда пригласила?

Гадалка молча достала из бокового кармашка колоду карт.

– Не стоит, – поняла я ее намек. – В последнее время попытки заглянуть в будущее приносят одни неприятности. К тому же я еще должна напоследок зайти в Гильдию, да и ждут меня снаружи.

Аира постучала колодой по столу.

– Думаю, ваш друг не откажется от того, чтобы я погадала и ему. Тем более нечасто выдается возможность разложить карты на самого некроманта.

– Откуда ты знаешь, что я пришла именно с Аланом?

– Он молод, его сердце открыто, а мысли легко проследить. Да и потом, вы так громко спорили у входа относительно подлинности чучела нетопыря, – подмигнула она. – Так что, ее высочество разрешит мне разложить колоду?

– Только не слишком долго, – согласилась я и добавила: – Необычные у тебя карты.

Узкие, около пяди длиной, на них, наверное, очень неудобно гадать. Да и сыграть в подкидного, излюбленную игру королевской стражи, сложно. Такую колоду в рукаве не утаишь.

– Это либийские карты. Когда-то по точно таким же моя бабка читала чужие судьбы. На этих картах можно гадать не только людям, – вскользь отметила Аира.

Я многозначительно хмыкнула:

– Вот как.

Гадалка хитро улыбнулась в ответ.

– Вообще-то я не так часто гадаю важным персонам. Когда в твоих руках судьба всего королевства, это накладывает определенный отпечаток.

– Извини, но, боюсь, надежд относительно собственной исключительности я не оправдаю. В моем ближайшем будущем нет ничего интересного. Одни лишь скучные речи, зачитанные из длинных свитков, да визиты вежливости, оказанные не менее скучающим соседям. Если только кто-нибудь опять не подкинет очередной артефакт, – с усмешкой сказала я.

Аира протянула колоду, неожиданно серьезно взглянув на меня.

– Он был здесь до вас.

Я недоуменно изогнула бровь, сдвигая на себя несколько верхних карт.

– Кто?

– Натан.

– В самом деле? – подчеркнуто равнодушно протянула я. Таким тоном при дворе обычно распространяют свежие сплетни, с напускным спокойствием и деланым безразличием к более удачливой фаворитке его величества.

– Вам не интересно?

Первая карта легла на стол.

– Отчего же, я успела привыкнуть к его обществу, даже в чем-то понять. Но наш договор о взаимопомощи потерял силу, мы оба получили то, что искали. Натан не слишком обрадовался бы какому-либо вниманию к своей персоне. Так что я предпочту не знать о цели его визита к тебе.

Гадалка продолжала раскладывать карты, но выражение ее лица изменилось.

– Иногда в жизни происходят очень странные вещи, кажется, что сама судьба вмешалась в ход событий и руководит нами по своему усмотрению, посылая знаки. Порой даже не нужно заглядывать в будущее, чтобы его понять, достаточно лишь правильно истолковать посланный знак. Ну вот я и закончила. – Аира занесла руку над первой картой в ряду. – Вы действительно готовы увидеть будущее?

– Уходить уже все равно поздно, – рассудила я, придвигаясь поближе.

Карта легла крапом вниз, открыв взору все прелести будущего. Его началом должен был стать скелет, колоритно гармонирующий с серым фоном заброшенного кладбища.

Мы с Аирой некоторое время молча смотрели на выпавшую карту.

– Замечательно, – после нескольких секунд неподвижности оценила я. – Именно на этом и предлагаю закончить.

Я не сильно разбиралась во всех тонкостях гадания на картах, но смысл увиденного могла понять без посторонней помощи. Мне достался один из символов смерти.

– Странно, но однажды эта карта уже выпадала… – Аира осеклась, кладя колоду на край стола. – Надо открыть остальные.

– А разве есть какой-то смысл продолжать? – скептически отозвалась я.

– Если бы вас действительно ждала смерть, она бы выпала последней.

Утешила, что и говорить. Интересно, что бы сказал на такой расклад Алан или кто-нибудь из его родственников.

Гадалка между тем открыла еще две карты и недоуменно наморщила лоб.

– Не понимаю, при чем здесь смерть, когда после нее ясно видна дорога.

– Последний путь, – мрачно подсказала я и покосилась на третью карту.

Тонкая стрела с посеребренным наконечником выглядела необычно. Насколько я помню, для лучников в моем королевстве изготавливают иные стрелы, подобная же могла подойти только ребенку – слишком зауженное древко.

– Стрела предвещает опасность, – пояснила Аира, переворачивая четвертую карту.

Изображенная на ней река синим росчерком пролегла поперек гор.

Я с сомнением повертела карту в руках:

– Это будет похуже скелета. Плавать я не умею, да и высоты боюсь.

Аира с какой-то растерянностью взглянула на меня, словно не я, а она ждала от меня объяснений. Красные пятна на щеках и шее проступили даже через смуглую кожу.

– Для одних рас река является символом новой жизни, другие видят в ней источник силы, третьи ассоциируют ее со временем, приносящим перемены. Чем река будет являться для вас, я не знаю. Это только ваш выбор, – отведя глаза, произнесла она. – Осталась последняя карта. Не хотите сами ее открыть?

– Ну, раз смерть мне уже выпала, думаю, опасаться больше нечего. – Я практически дотронулась пальцами до карты, как ее снес со стола ворвавшийся в комнату ветер.