Главное правило принцессы, стр. 16

Наконец всё улеглось – все улеглись, и можно было без опасений отправляться до пункта назначения. Еще раз проверив карманы, набитые всевозможными склянками, я надвинула платок на переносицу и поплотнее закрыла дверь библиотеки.

На первый раз осмотрю город, приведу домишко в порядок и на рассвете вернусь в Хорсигу. Затянувшееся отсутствие Алана очень некстати. Прикрыть меня сможет лишь он. Поэтому придется выбираться в Ландеру урывками, а там посмотрим, что за напасть угрожает Оливии и зачем дед оставил ее у гномов.

Лунный свет проникал в библиотеку сквозь дыру в портьере, словно паук плел тонкую, невесомую серебряную паутину. Дорожка от лунного сияния заканчивалась как раз в самом центре, обрисовывая затейливый узор на потолке и придавая ему особый смысл.

Наскоро сплетенная руна скользнула вверх, запуская, словно отлаженный механизм, цепочку из огненных вспышек.

Я потерла руки, пытаясь унять непонятно откуда взявшуюся дрожь, и шагнула вперед.

Ничего.

Ровным счетом ничего не произошло, даже когда я потопталась на месте и робко попросила портал открыться. После нескольких попыток пройтись в круге вальса положение не изменилось.

Может, дед напоследок решил подшутить?

На этой мысли амулет на груди недвусмысленно полыхнул, и я таки провалилась в неизвестном направлении, лелея надежду, что там, внизу, меня непременно поймают.

Приземлилась я на что-то мягкое, напоминающее на ощупь отсыревшую листву. Поднявшись на ноги, я поняла, что нахожусь в пещере, узкой и длинной, как драконье брюхо. К слову сказать, пахло здесь соответствующе.

Слепое пятно света виднелось далеко впереди, но все же существовало и уже этим прибавляло мне бодрости, пока я, ворча, отзывалась о «находчивости» любимого дедули, спровадившего внучку черт знает куда. Пещера оборвалась столь же неожиданно, как и появилась. Я в замешательстве огляделась и, сделав пару шагов, провалилась по колено в снег.

Хотя солнца я так и не обнаружила, очевидным было одно – между этим местом и Хорсигой временной интервал в несколько часов.

Тяжелые белые хлопья, словно сонные мухи, неторопливые в своем полете, бесшумно падали откуда-то сверху, с бескрайней черноты, мало похожей на небо. Скорее на мглу, сворачивающуюся в котле у ведьмы.

Снег непривычно скрипел под ногами, но у меня отчего-то складывалось ощущение, что все звуки тотчас поглощает тишина. Только она безраздельно царила здесь и как полноправная хозяйка ревностно относилась к любому, посягнувшему на ее владения. Я шла вперед, изредка оборачиваясь и смотря, как черное пятно, являющееся входом в пещеру, постепенно уменьшается в размерах и, наконец, окончательно теряется из виду.

Полоса снега неожиданно оборвалась, склон нырнул вниз, представив взору три огромных башни, спрятавшиеся в лощине и связанные между собой переходами. Здесь было уже не так тихо, как рядом с пещерой. Поднимающийся из самого сердца лощины ветер выл, словно стая голодных волков, напавших на след жертвы.

– На Ландеру похоже мало, – пробормотала я, оглядывая строения.

– Верно мыслишь, оборотень. – Я почувствовала толчок в спину и едва удержалась на склоне. – Какого черта ты перешел Границу?

– Границу? – Я осторожно обернулась, для верности подняв руки, а заодно спрятав в кулаке свежесваренное сонное зелье.

– Ты правда так глуп или прикидываешься?

Мужчина лет сорока с растрепанными черными волосами, похожими на заброшенное воронье гнездо, недобро взирал на меня сверху вниз.

– Я сбился с пути и не смог найти дорогу, все занесло снегом. – Двадцатилетний стаж сочинительства просто не мог промолчать в эту минуту.

– Занесло, говоришь? Интересное дельце, в Сартане лет триста как не видно ни одной дороги. Кто ты и что тебе здесь понадобилось?

В непосредственной близости от моего носа рассекло воздух лезвие клинка, а губы незнакомца изогнулись в характерной улыбке, обнажающей два клыка.

Глава 5

Ночь закрытых дверей

Сапоги скользили по ледяной корке у самого края лощины, в то время как резкие порывы ветра пытались сбросить меня вниз, с каждой попыткой приближаясь к своей цели, так что мне едва удавалось сохранять равновесие.

Вампир осмотрел меня с головы до ног, одной рукой в задумчивости поглаживая редкую щетину на подбородке, а другой продолжая сжимать клинок. Похоже, столь диковинный наряд он видел впервые.

– А ты ведь вовсе не оборотень, – после некоторого размышления протянул он. – Ты – человек.

– Как будто это такая редкость, – хрипло отозвалась я.

Учитывая погодку, мне даже не пришлось менять голос. От ветра и холода глаза слезились, весьма точно передавая мое плачевное положение, а голос охрип.

– Здесь – редкость. Как ты оказался в Сартане?

– Я ученик Афелии. Сбежал из Гильдии магов, но что-то напутал в заклинании и по ошибке попал сюда.

– Значит, ученик. – По мрачному выражению его лица можно было понять, что мне не поверили. – В таком случае тебя никто не хватится.

– Это еще почему? – обиделась я. – У меня были очень даже неплохие оценки. Убив меня, вы нанесете непоправимый урон магическому миру.

– Мне нет дела до магического мира, – последовал краткий, но вполне логичный ответ.

Клинок неприятно пощекотал мне шею, уткнувшись в грудь.

– Слушайте, давайте разойдемся по-тихому. Я в одну сторону, вы в другую. В конце концов, какой от меня может быть вред?

– Вреда, может, и не будет. А вот слухи поползут. Раз какой-то щенок пробрался с помощью магии в Сартан, то что говорить о других?

– А мы им не скажем, – робко предложила я.

Вампир хмыкнул.

– Иди вперед и пошевеливайся. Я дико голоден и не намерен больше слушать идиотские россказни.

Пришлось послушаться, тем более что намечающаяся вьюга, пока еще тихо, для пробы, завывающая в ущелье, потихоньку поднималась вверх, закручивая в воронку снежную крупу.

Мы двинулись по следам, которые еще не успело занести снегом, и вскоре подошли к другой пещере, на этот раз укрытой от посторонних глаз вывороченной с корнем сосенкой, от нее остался лишь скелет из тонких веток и ствола с обветренной и загрубелой корой.

– Лезь первый.

– Что-то не особо ваш правитель заботится о здоровье своих подчиненных. Спустились бы хоть к башням, здесь же недалеко, – пролезая между ветками, пожалела вампира я.

– А мы и так туда направляемся. Вздумай ты спускаться по склону, непременно сломал бы шею.

– Как вы живете в таком холоде?

– Для способного ученика ты слишком мало знаешь. Мы не ощущаем холода, у нас притуплены все чувства.

– Так уж и все? – вспомнив, как легко можно было вывести из себя Натана, усомнилась я.

– Ты много болтаешь. Иди и не задавай вопросов. Лучше придумай историю поправдоподобнее, перед тем как окажешься на суде. – Вампир подтолкнул меня вперед.

– И когда меня будут судить? – подумывая, что домой неплохо бы вернуться к утру, поинтересовалась я.

– Тебе повезло. Правителя сейчас нет в Сартане, так что тебя не будут судить за нарушение Границы без его ведома.

– Боюсь, когда ваш правитель узнает, кого вы держали все это время, мне повезет гораздо меньше, – пробормотала я себе под нос.

Внутри пещера оказалась вполне обжитой, по обеим сторонам от входа тянулись полоски огня, а вверху шла металлическая крепь с деревянными затяжками. Пока я, задрав голову, рассматривала вампирские хоромы, их обитатель сделал на стене насечку, что среди тысячи подобных, очевидно, являлась свидетельством отработанной смены.

Двинувшись в глубь пещеры, я потихоньку начала согреваться и вполне четко ощущать отмороженные конечности. Как оказалось, ненадолго.

– Подожди! – Мой провожатый настороженно обернулся, втягивая ноздрями воздух. Позади него на стену прыгнула тень. – Кого ты с собой привел?! – прорычал он, вцепившись мне в плечи.

– Я один, – прошептала я, не менее напряженно, чем вампир, всматриваясь в полумрак.