Остров, стр. 67

— Ага, — заговорил Нейдельман, не скрывая иронии. — Быть может, меч действительно проклят?

Стоявший рядом Стритер презрительно фыркнул.

— Вы прекрасно знаете, что я верю в проклятия не больше, чем вы, — резко сказал Хэтч. — Но из этого не следует, что не существует какой-то реальной причины, породившей легенду. Например, эпидемия. Возможно, этот меч подобен Тифозной Мэри. [91]

— Но разве таким образом можно объяснить, почему несколько наших людей заражены бактериальной инфекцией, один получил вирусную пневмонию, а у кого-то странное заболевание полости рта. О какой эпидемии может идти речь, доктор?

Хэтч посмотрел в худое лицо капитана.

— Да, разнообразие болезней меня смущает. Но одно не вызывает сомнений: меч опасен. И мы должны понять суть этой опасности, прежде чем продолжим работы и достанем меч.

Нейдельман кивнул, но на его губах появилась отстраненная улыбка.

— Понятно. Вы не знаете, почему болеют люди. Вы даже не в силах определить, чем они болеют. Тем не менее во всем виноват меч.

— Дело не только в болезнях, — возразил Хэтч. — Вы должны знать, что усиливается северо-восточный ветер. Ураган идет к нам — по сравнению с ним буря, которая была на прошлой неделе, покажется весенним дождичком. Продолжать в таких условиях — настоящее безумие.

— Продолжать — настоящее безумие, — повторил Нейдельман. — И как вы собираетесь остановить раскопки?

Хэтч помолчал немного, до него начал доходить смысл последних слов капитана.

— Обратившись к вашему здравому смыслу, — сказал он, стараясь сохранять хладнокровие.

Наступило напряженное молчание.

— Нет, — твердо сказал Нейдельман. — Раскопки будут продолжаться.

— Тогда ваше упрямство не оставляет мне выбора. Я немедленно останавливаю работы. С этого момента.

— Как именно?

— Руководствуясь девятнадцатым пунктом нашего контракта.

Повисла пауза.

— Моя поправка, помните? — продолжал Хэтч. — Она дает мне право остановить работы, если они станут слишком опасными.

Нейдельман не торопясь вытащил трубку и принялся набивать ее табаком.

— Забавно, — произнес он безжизненным голосом, поворачиваясь к Стритеру. — Очень забавно, не так ли, мистер Стритер? Теперь, когда нам остается всего тридцать часов, чтобы добраться до сокровищ, доктор Хэтч намерен остановить работы.

— Через тридцать часов, — начал Хэтч, — ураган может достигнуть…

— Почему-то, — прервал его капитан, — мне кажется, что дело тут вовсе не в мече или урагане. Да и средневековые бредни из ваших бумаг меня не убеждают. И я не понимаю, почему вы… — Он помолчал, затем в его глазах загорелся холодный огонь. — О да, конечно, теперь я понимаю. У вас совсем другой мотив, не так ли?

— О чем вы говорите?

— Если мы завершим работы сейчас, «Таласса» потеряет все свои вложения. Вы прекрасно знаете, что наши инвесторы уже пошли на десятипроцентное увеличение расходов. Они не станут вкладывать еще двадцать миллионов в новую попытку в следующем году. Вы ведь рассчитываете именно на такое развитие событий, не так ли?

— Только не надо выдавать ваши параноидальные фантазии за реальность, — гневно бросил Хэтч.

— Но это вовсе не фантазии, верно? — Нейдельман понизил голос. — Теперь, когда вы получили всю необходимую информацию от «Талассы», когда мы практически открыли для вас парадную дверь, вам больше всего на свете хочется, чтобы мы потерпели неудачу. Тогда в следующем году вы сможете закончить раскопки без нас и получить все сокровища. И самое главное — меч святого Михаила. — Он смерил Хэтча подозрительным взглядом. — Все одно к одному. Теперь понятно, почему вы настаивали на включении девятнадцатого пункта договора. А также из-за чего происходили сбои в работе компьютеров, бесконечные задержки. Наконец, я знаю, почему все прекрасно работало на «Цербере», но ломалось на острове. Вы подстроили все это заранее. — Он с горечью потряс головой. — А я вам верил. Я сам пришел к вам и рассказал о подозрениях в саботаже.

— Я не пытаюсь отнять у вас сокровища. Мне плевать на них. Меня волнует лишь безопасность людей.

— Безопасность людей, — презрительно повторил Нейдельман.

Он выудил из кармана коробок спичек, вытащил спичку и зажег ее, но, вместо того чтобы прикурить трубку, неожиданно поднес ее к лицу Хэтча. Тот невольно отпрянул.

— Я хочу, чтобы вы кое-что поняли, — продолжал Нейдельман, отбросив спичку в сторону. — Через тридцать часов сокровища будут моими. Теперь, когда я понял, какую игру вы ведете, Хэтч, я больше не стану с вами считаться. Если вы попытаетесь меня остановить, я применю силу. Вы меня поняли?

Хэтч внимательно посмотрел на Нейдельмана, пытаясь понять, как далеко готов зайти капитан.

— Вы готовы применить силу? — повторил Хэтч. — Это угроза?

Наступило долгое молчание.

— Вы меня правильно поняли, — наконец ответил Нейдельман, понизив голос еще сильнее.

Хэтч расправил плечи.

— Завтра на рассвете, — сказал он, — если вы все еще будете оставаться на острове, я вас вышвырну. И даю вам личную гарантию: если кто-то будет убит или ранен, вам предъявят обвинение в убийстве по небрежности.

Нейдельман повернулся.

— Мистер Стритер?

Стритер сделал шаг вперед.

— Отведите доктора Хэтча на причал.

На узком лице Стритера появилась улыбка.

— Вы не имеете права, — заявил Хэтч. — Это мой остров.

Стритер взял Хэтча за плечо.

Сделав шаг в сторону, Хэтч кулаком ударил Стритера в солнечное сплетение. Удар был не слишком сильным, но Хэтч нанес его с анатомической точностью, Стритер упал на колени, мучительно пытаясь сделать вдох.

— Если вы еще раз ко мне прикоснетесь, — сказал Хэтч, обращаясь к стоящей на коленях фигуре, — ваши яйца будут носить на блюдечке.

Стритер с горящими от ненависти глазами с трудом поднялся на ноги.

— Мистер Стритер, я не думаю, что вам следует прибегать к насилию, — остановил его Нейдельман, когда тот с угрожающим видом двинулся вперед. — Доктор Хэтч мирно вернется в свою лодку. Он понимает, что теперь, когда мы поняли его намерения, он не в силах нам помешать. Полагаю, он уже сообразил, что вставать у нас на пути не стоит. — Он повернулся к Хэтчу. — Я человек справедливый. Ваша попытка не удалась. Вам более не следует находиться на острове. Если вы его покинете и позволите мне довести дело до конца, как мы с вами и договаривались, то получите свою часть сокровищ. Но если вы попытаетесь меня остановить…

Нейдельман молча опустил руки и отвел в сторону плащ. Хэтч увидел у него за поясом пистолет.

— Кто бы мог подумать, — съязвил Хэтч. — Какой боевой капитан.

— Уходите, — сказал Стритер, шагнув вперед.

— Я сам найду дорогу.

Не сводя глаз с Нейдельмана, Хэтч отступил на несколько шагов и быстро пошел по лестнице наверх. Лифт уже привез первую порцию рабочих из следующей смены.

ГЛАВА 41

Восходящее солнце прорвалось сквозь облака, и по океану пролегла блистающая дорожка, осветив множество лодок, скопившихся у выхода из небольшой гавани Стормхейвена.

За рулем маленького катера, который медленно пробирался между других рыбацких лодок, стоял Вуди Клей. Катер едва не задел буй — моряком Клей был неважным.

Когда катер достиг выхода из бухты, священник выключил мотор. Подняв старенький мегафон, он принялся отдавать указания собравшимся рыбакам, и его голос был исполнен такой убежденности, что даже мегафон не мог его исказить. Ответом ему послужил рев множества заводимых двигателей. Одна за другой лодки покидали бухту и направлялись в сторону острова Рэггид. Все новые и новые суденышки выходили в море, и вскоре весь флот уже мчался к острову, вспенивая воду.

Три часа спустя, шестью милями дальше к юго-востоку, яркие потоки света пробились сквозь клубы тумана в запутанный влажный лабиринт крепежных стоек Водяной Бездны. Призрачный свет озарил вход в Бездну, окруженный многочисленными механизмами.

вернуться

91

Маллон, Мэри — повариха-ирландка, которая, работая во многих американских семьях, заразила брюшным тифом более 50 человек, из которых трое умерли. Была бациллоносителем, однако сама обладала иммунитетом к болезни. Вошла в историю под прозвищем «Тифозная Мэри». В 1907–1910 и в 1914–1938 годах принудительно содержалась в изоляции в одной из больниц Нью-Йорка.