Левиафан, стр. 30

Давай, Джексон, пошевеливайся, мысленно поторопил медлительного инспектора Гош. После бессонной ночи голова была что твой чугунок, да и печень расшалилась. Но настроение у комиссара было неплохое – размоталась ниточка, размоталась, родная, вон уже и кончик видать.

В половине девятого, уладив дела с местной полицией и успев побывать на телеграфе, Гош велел собрать арестантов в «Виндзоре» – так для обыска было сподручней. Даже беременную Ренату не пожалел, хотя во время убийства она была рядом и прирезать профессора никак не могла. Вот уже четвертый час стерег комиссар своих узников. Расположился в стратегическом пункте оккупировал глубокое кресло напротив клиента, а за дверью, невидимые из салона, еще стояли двое полицейских при оружии.

Разговор в салоне не клеился, узники потели и нервничали. Время от времени заглядывал Ренье, сочувственно кивал Ренате и снова убегал по делам. Дважды наведывался капитан, но ничего не сказал, только обжег комиссара свирепым взглядом. Будто это папаша Гош всю кашу заварил!

Выбитым зубом зиял осиротевший стул профессора Свитчайлда. Сам индолог лежал сейчас на берегу, в мертвенной прохладе бомбейского городского морга. Представив полумрак и глыбы льда, Гош почти позавидовал покойнику. Лежит себе, все тревоги позади, размокший воротничок в шею не врезается…

Комиссар посмотрел на доктора Труффо, которому, кажется, тоже приходилось не сладко: по смуглому лицу врача струйками стекал пот, а в ухо страдальцу не переставая шипела что-то его английская фурия.

– Что вы на меня смотрите, мсье! – взорвался Труффо, поймав взгляд полицейского. – Что вы все на меня уставились? Это в конце концов возмутительно! По какому праву? Я пятнадцать лет верой и правдой… – Он чуть не всхлипнул. – Ну и что с того, что скальпелем? Мало ли кто мог это сделать!

– Так в самом деле скальпелем? – боязливо спросила мадемуазель Стамп.

Впервые за все время в салоне заговорили о случившемся.

– Да, разрез такой чистоты дает только очень хороший скальпель, сердито ответил Труффо. – Я осмотрел тело. Очевидно, кто-то обхватил Свитчайлда сзади, ладонью прикрыл рот, а другой рукой полоснул по горлу. В коридоре стена забрызгана кровью – чуть выше человеческого роста. Это оттого, что ему запрокинули голову…

– Для этого ведь не нужна особенная сила? – спросил русский (тоже криминалист выискался). – Д-достаточно внезапности?

Доктор уныло пожал плечами:

– Не знаю, мсье. Не пробовал.

Ага, вот оно! Дверь приоткрылась, и в проеме появилась костлявая физиономия инспектора. Он поманил Гоша пальцем, но тот уже и сам, кряхтя, выбирался из кресла.

В коридоре комиссара поджидал приятный сюрприз. Ах, как славно все выходило! Обстоятельно, эффектно, красиво. Хоть прямо сейчас в суд присяжных – такие улики никакой адвокат не развалит. Ай да старина Гюстав, любому молодому сто очков вперед даст. Да и Джексон молодчага, постарался.

В салон вернулись вчетвером: капитан, Ренье, Джексон и последним Гош. До того хорошо он себя чувствовал в этот миг, что даже песенку замурлыкал. И печень отпустила.

– Ну вот и все, дамы и господа, – весело объявил Гош и вышел в самый центр салона. Спрятал руки за спину, слегка покачался на каблуках. Все-таки приятно ощущать себя персоной значительной, до некоторой степени даже вершителем судеб. Путь был долгим и трудным, но он преодолен. Осталось самое приятное.

– Пришлось папаше Гошу поломать седую голову, но, сколько ни запутывай след, старая ищейка лисью нору унюхает. Убийством профессора Свитчайлда преступник себя окончательно выдал, это был шаг отчаяния. Но я думаю, что убийца еще расскажет мне на допросе и про индийский платок, и про многое другое. Кстати уж хочу поблагодарить мсье русского дипломата, который, сам того не ведая, некоторыми своими замечаниями и вопросами помог мне выйти на правильный путь.

В эту минуту торжества Гош мог себе позволить великодушие. Он снисходительно кивнул Фандорину. Тот молча наклонил голову. Все-таки противные они, аристократы, со своими цирлихами-манирлихами – на тонну гонора, а человеческого слова от них не услышишь.

– Дальше я с вами не поплыву. Как говорится, спасибо за компанию, но хорошенького понемножку. Сойдет на берег и убийца, которого я прямо здесь, на пароходе, передам в руки инспектора Джексона.

Сидевшие настороженно посмотрели на тощего мрачного господина, державшего обе руки в карманах.

– Я рад, что этот кошмар позади, – сказал капитан Клифф. – Знаю, вам пришлось вынести немало неприятностей, но теперь все уладилось. Если вам будет угодно, главный стюард перераспределит вас по другим салонам.

Надеюсь, дальнейшее плавание на нашем «Левиафане» поможет вам забыть об этой истории.

– Вряд ли, – ответила за всех мадам Клебер. – Нам тут столько крови перепортили! Да не томите вы, мсье комиссар, говорите скорей, кто убийца.

Капитан хотел еще что-то сказать, но Гош предостерегающе поднял руку – его выступление должно быть сольным, он это заслужил.

– Признаюсь, поначалу все вы были у меня на подозрении. Отсев шел долго и мучительно. Теперь я могу сообщить вам главное: возле трупа лорда Литтлби мы нашли золотую эмблему «Левиафана» – вот эту. – Он постучал пальцем по значку на своем лацкане. – Эта маленькая штучка принадлежит убийце. Как вам известно, золотой значок мог быть только у старших офицеров корабля и пассажиров первого класса. Офицеры сразу выпали из круга подозреваемых, потому что у всех эмблема оказалась на месте и никто не обращался в пароходство с просьбой выдать новую взамен утерянной. Зато из пассажиров четверо оказались безэмблемными: мадемуазель Стамп, мадам Клебер, мсье Милфорд-Стоукс и мсье Аоно. Эта четверка была у меня под особым присмотром. Доктор Труффо попал сюда, потому что он доктор, миссис Труффо – потому что муж и жена одна сатана, а господин русский дипломат из-за снобистского нежелания походить на дворника.

Комиссар закурил трубку, прошелся по салону.

– Каюсь, грешен. В самом начале подозревал господина баронета, но вовремя получил справку о его… об-стоятельствах и выбрал другую мишень.

Вас, сударыня. – Гош обернулся к мадемуазель Стамп.

– Я заметила, – с достоинством ответила та. – Только никак не могла взять в толк, чем это я так уж подозрительна.

– Ну как же? – удивился Гош. – Во-первых, по всему видно, что разбогатели вы совсем недавно. Это само по себе уже подозрительно.

Во-вторых, вы солгали, будто никогда не бывали в Париже. А между тем на веере у вас золотыми буковками написано «Отель „Амбассадор“. Правда, веер вы с собой носить перестали, но у Гоша глаз острый. Я сразу приметил эту вещицу. В дорогих отелях постояльцам преподносят на память такие вот штучки. „Амбассадор“ как раз на улице Гренель и находится, в пяти минутах ходьбы от места преступления. Гостиница шикарная, большая, в ней много кто останавливается, зачем же мадемуазель Стамп скрытничает, спросил я себя.

Что-то здесь не так. Еще эта Мари Санфон у меня в башке засела… Комиссар обезоруживающе улыбнулся Клариссе Стамп. – Что ж, попетлял, походил кругами, но в конце концов вышел на настоящий след, так что не велите казнить, мадемуазель.

В эту секунду Гош увидел, что рыжий баронет сидит белей простыни:

Челюсть трясется, зеленые глазищи горят, как у василиска.

– Что это еще за… мои «обстоятельства»? – медленно заговорил он, яростно давясь словами. – Вы на что намекаете, господин ищейка?

– Ну-ну, – примирительно поднял руку Гош. – Вы, главное, успокойтесь. Вам волноваться нельзя. Обстоятельства и обстоятельства, кому какое дедо? Я ведь к тому сказал, что вы у меня в фигурантах перестали числиться. Где, кстати, ваша эмблемка-то?

– Я выбросил, – резко ответил баронет, все еще меча глазами молнии.

– Она мерзкая! Похожа на золотую пиявку! Да и…

– Да и не пристало баронету Милфорд-Стоуксу носить такую же бляшку, как всякие там нувориши, да? – проницательно заметил комиссар. – Еще один сноб. Мадемуазель Стамп, кажется, тоже обиделась: